» » » Аслан Тхакушинов: «Не разделяйте Кавказ и Россию»
Аслан Тхакушинов: «Не разделяйте Кавказ и Россию» 20:01 Вторник 0 7 644
12-05-2015, 20:01

Аслан Тхакушинов: «Не разделяйте Кавказ и Россию»

{T_LINK}
Аслан Тхакушинов: «Не разделяйте Кавказ и Россию»
Для того чтобы знать ситуацию в Дагестане, надо научиться сравнивать процессы, идущие в республике, с тем, что происходит за её пределами. Ранее «Черновик» попытался это сделать на примере Ингушетии, публикуя интервью с её президентом Юнус-Беком Евкуровым. Сегодня мы попытаемся сравнить Дагестан и Адыгею…

В Адыгее нет президента. Эта южная республика, являющаяся анклавом на территории Краснодарского края, в 2011 году решила, что в России должен быть один президент – федеральный. А руководители субъектов федерации должны именоваться главами.

Глава Адыгеи Аслан Китович Тхакушинов возглавляет республику второй срок подряд и не без гордости говорит, что ему «кое-что удалось сделать». Например, снизить за последние шесть лет дотационность республики с 61% до 47%, привлечь инвесторов, не дать протесту принимать радикальные формы. Об этом и многом другом он рассказал корреспондентам «Черновика» на прошлой неделе…



– В самом разгаре второй срок Вашего президентства. Как Вы оцениваете пройденный путь? По Вашим оценкам, чего больше: успехов или неудач?

– Сейчас регионы обрели большую экономическую самостоятельность, такая политика становится мощным фактором их развития.

Более того, от степени её разработанности и наличия соответствующих механизмов осуществления зависит динамика каждого региона и его конкурентоспособность. Адыгея сделала серьёзные шаги в реализации своей собственной стратегии, и это позволило нам добиться положительной динамики в ежегодном росте валового регионального продукта. В минувшем году (оценочно) ВРП составил около 60 млрд рублей, что более чем в 2 раза превышает уровень 2007 года.

В последние годы регион находится в тройке лидеров среди субъектов ЮФО по основным показателям. Индекс промышленного производства за 2012 год составил 106% при среднем показателе по ЮФО около 106,3% и 102,6% – по России.

По большинству предприятий промышленного комплекса отмечается стабильная динамика показателей, увеличение темпов роста объёмов производства. Адыгея – единственный субъект в ЮФО, где отсутствует задолженность по зарплате начиная с 2011 года. Стабильные успехи и в аграрном секторе.

По урожайности зерновых Адыгея прочно занимает 2 место среди субъектов ЮФО. Одно из приоритетных направлений расходования бюджетных средств – газификация населённых пунктов республики. Среди регионов РФ мы занимаем одну из лидирующих позиций по уровню газификации.

На 1 января этого года он составил 81,5% при среднероссийском уровне чуть более 63%. На территории региона реализуется около 50 инвестиционных проектов с общим объёмом заявленных инвестиций 70 млрд рублей. В результате, начиная с 2007 по 2012 год, в экономику республики вложено более 85,5 млрд рублей инвестиций. Тогда как за предшествующие 6 лет (2001–2006 годы) – менее 16 млрд рублей.

«Мне приходится показывать инвесторам карту...»

– В Адыгее сегодня проживает более 15, как принято говорить, титульных национальностей. Как власти республики строят вертикаль межнациональных отношений, и влияют ли они на обеспечение политической или экономической стабильности?

– Это Дагестан является самым многонациональным регионом России, у вас газеты издаются на 14 государственных языках. А в Адыгее два основных этноса: адыги – 26% и русские – 64%. Остальные 10% – армяне, украинцы, белорусы, курды, татары, греки.

Мир, стабильность и спокойствие – главное достояние многонациональной Адыгеи, и их сохранение является основной целью всей нашей работы. Во-первых, это взвешенный подход при организации взаимодействия всех ветвей власти, в том числе и федеральных силовых структур. В республике создан благоприятный этнополитический климат.

И это напрямую влияет на инвестиционную привлекательность Адыгеи. Во-вторых, мы проводим конструктивные встречи с представителями общественных организаций и ведущих конфессий. Уделяем особое внимание консолидации общества и толерантным отношениям между народами, проживающими в Адыгее. Наша формула межнационального мира – это доверительный диалог власти и общества.

– Вы принимаете активное участие в различных экономических и инвестиционных форумах, направленных на развитие Юга России. Какие инвестпроекты уже реализуются в Адыгее, и от чего зависит стабильное, гарантированное привлечение внебюджетных денег в экономику республики?

– Сегодня в активной работе находятся более 50 инвестпроектов с общим объёмом заявленных инвестиций около 70 млрд рублей. Это прежде всего разработка залежи оксфордских отложений Кошехабльского газоконденсатного месторождения, реализуемого 000 «Южгазэнерджи», строительство нефтеперерабатывающего комплекса в Тахтамукайском районе, реализуемого ЗАО «АНТЕЙ», – он самый крупный на территории региона.

Также создание промышленного комплекса в Майкопе, где 000 «РосАльянсСтрой» планирует создать несколько взаимоувязанных предприятий: ЖБИ, завод по переработке мусора и производство пластиковых труб. Ещё один проект – производство поролоновых изделий, нетканых материалов и ватного полотна, а также производство кондитерских изделий, строительство тепличного комплекса по выращиванию овощей, реализуемого 000 «Новые технологии».

Приступил к работе Совет по вопросам улучшения инвестиционного климата, принята необходимая законодательная база, создано ОАО «Корпорация развития Республики Адыгея», на которое возложены функции по управлению парковыми зонами, а также привлечению внебюджетного финансирования по созданию парковых зон. Совсем недавно мы подписали соглашение о сотрудничестве между Кабинетом министров Адыгеи и ОАО «Федеральный центр проектного финансирования» (ФЦПФ) по подготовке и реализации инвестиционных проектов, направленных на комплексное развитие территории республики на условиях государственно-частного партнёрства.

Первым пилотным проектом станет создание индустриального парка на территории Кошехабльского района. В парке будет построена инфраструктура для инвесторов в рамках Программы Внешэкономбанка «Финансирование содействия проектам регионального и городского развития», где ФЦПФ, стопроцентное дочернее общество Внешэкономбанка, является оператором программы.

На следующем этапе рассматривается возможность запуска проекта строительства туристско-рекреационного комплекса и проектов агропарков и агрокомплексов.

– Расскажите подробнее о реализации проекта горного курорта «Лагонаки». Что уже сделано? И что реально он даст республике?

– Планы, связанные со строительством курорта «Лагонаки», остаются в силе, отставка Ахмеда Билалова на них никак не повлияла. Изменится подход к организации ряда мероприятий по развитию особой экономической зоны, порядку управления и срокам реализации. Наше заключается во внесении изменений в структуру органов управления особой экономической зоны на территории Майкопского района, а также в выборе будущей управляющей компании курортом «Лагонаки».

В рамках прежних договорённостей сформированы перечень, стоимость и сроки строительства первоочередных объектов внешней инфраструктуры будущего горнолыжного курорта.

Поставлена задача обеспечить начало их строительства уже со следующего года. Кроме того, в 2012 году нами достигнуто соглашение с провинцией Больцано (Южный Тироль, Италия) об участии ведущих мировых горнолыжных компаний по управлению горнолыжными курортами на всех этапах создания и функционирования «Лагонаки». Если мы все работы завершим, то ежегодно планируем принимать у себя до 1,5 млн туристов.

Адыгейский Белый дом. Здесь прошлое, настоящее, и, возможно, будущее республики

Адыгея сегодня занимает одно из первых мест в ЮФО по экономическим показателям. Это широкое понятие. Назовите основные направления, по которым региону удалось вырваться вперёд.

– На протяжении последних лет среди субъектов ЮФО по основным показателям социально-экономического развития Адыгея находится в тройке лидеров по следующим направлениям: оборот организаций, индекс промышленного производства, индекс производства продукции сельского хозяйства, производство мяса, молока и яиц, объём выполненных работ по строительству, розничный товарооборот, реальные денежные доходы и реальная заработная плата.

У нас увеличен оборот организаций, который по итогам минувшего года составил 134%, за январь – апрель текущего года – около 120%. Индекс промышленного производства, сохраняя стабильность, по итогам предыдущего года составил около 106% и за январь – апрель 2013 года – свыше 106%. Индекс производства сельского хозяйства за предыдущий год – 102%, с начала текущего года – почти 100%. Розничный товарооборот за минувший год – 122,4%, за четыре месяца текущего года – 112,4%.

– Есть ли среди инвесторов в адыгейскую экономику выходцы из Вашей республики?

– За последние пять лет наши инвесторы вложили в республику свыше 70 миллиардов рублей. Более того, в строительство только одного крупного нефтеперерабатывающего завода другой инвестор будет вкладывать около 30 млрд рублей. Это полностью частный проект.

Там уже начались работы, но их недавно пришлось приостановить, потому что техники наткнулись на археологические захоронения. В связи с этим строительство завода удорожает на сотни миллионов рублей, но инвестор полностью взял на себя и эти расходы.

Вообще, любой инвестор, крупный он или не очень, приходит туда, где есть инвестиционная площадка, где есть газ, вода, электричество, дороги и другие инфраструктурные объекты. Адыгея сегодня открыта для инвестиций. Я часто спрашиваю у бизнесменов: «Вы бы вложили деньги в Краснодарский край?» Они отвечают: «Да». – «А в Сочи?»– Тоже: «Да». – «А в Адыгею?» Они отвечают, что нет. Это же Северный Кавказ, говорят, где идёт война, туда ведь рискованно вкладывать деньги. Мне приходится открывать им карту и показывать, где мы на самом деле находимся. Вот видите, как получается? Мы всегда гордились, что близки к Северному Кавказу, а теперь что, должны убегать друг от друга?

Сегодня в Адыгее реализуются такие проекты. Приведу пару примеров: московская фирма «Агроцентр ‘‘Южный’’» в Теучежском районе и краснодарское предприятие «ИнвестТурСервис», которые возглавляют выходцы из нашей республики. Первая фирма занимается созданием тепличного комплекса по выращиванию овощей. Заявленный объём инвестиций – 3,2 млрд рублей. Вторая фирма участвует в создании проекта создания круглогодичного горноклиматического курорта Лагонаки на территории особой экономической зоны.

– Как вы относитесь к предложению спикера Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко о возможном укрупнении регионов страны?

Адыгея находится посередине Краснодарского края. Сегодня много экспертов говорят о том, что экономической выгоды от подобного объединения не будет, чиновников меньше не станет, а дотационных выплат также не станет меньше. А раз нет экономической выгоды, то стоит ли объединяться? Теперь, что касается политической стороны вопроса. Есть, к примеру, республики самодостаточные, а есть те, куда поток федеральных денег очень большой. Мы многократно меньше получаем денег, чем северокавказские республики при равных условиях.

А что касается населения, то многострадальный адыгский народ гордится тем, что впервые получил государственность. Пусть в такой усечённой форме, но всё равно. Сегодня адыгская диаспора проживает в 55 странах мира, более трёх миллионов адыгов проживают только в одной Турции, очень много наших людей живут и в Иордании. Лично я против укрупнения регионов.

Ни с политической стороны, ни с экономической, ни с этической объединение не имеет позитивного смысла. Наоборот, считаю, что это может ухудшить обстановку на Северном Кавказе в целом. Поэтому сегодня нужно быть максимально открытыми перед инвесторами, чтобы привлекать в республику деньги.

– Одна из отрицательных и негативных сторон северокавказских республик – это чрезмерная дотационность и связанная с этим зависимость от федерального центра. В своих интервью разным агентствам за годы президентства Вы неоднократно говорили о том, что Адыгея скоро полностью перестанет быть дотационным регионом. Вам это удалось? Если нет, то за счёт чего в первую очередь и как скоро?

Адыгея не может полностью перестать быть дотационным регионом в силу совершенно объективных причин. Конечно, кое-что нам удалось: за шесть последних лет мы снизили дотационность республики с 61% почти до 47%.

В конце минувшего года Минфин России утвердил распределение российских регионов в зависимости от расчётной доли межбюджетных трансфертов – так сегодня называется дотационность. Дотации из федерального бюджета получают абсолютно все регионы России, в том числе и субъекты-доноры. В Южном федеральном округе все регионы дотационны.

Адыгея входит в группу 43 субъектов, в которых расчётная доля дотаций из федерального бюджета по отношению к объёму собственных доходов консолидированного бюджета в течение двух из трёх последних отчётных финансовых лет составляла от 20 до 60 процентов. Кстати, в эту же группу входят и наши соседи по Южному федеральному округу – Астраханская и Ростовская области, Краснодарский край.

Все российские регионы значительно дифференцированы по своему социально-экономическому развитию, размещению налоговой базы. Сегодня на самообеспечении находятся субъекты, обладающие значительными запасами природных ресурсов, с развитым промышленным производством и нефтедобывающим сектором, регионы, которые благодаря своему месторасположению являются финансово-экономическими центрами.

Адыгея относится к числу аграрных субъектов, наши бюджетоформирующие отрасли – пищевая и перерабатывающая промышленность, животноводство и растениеводство. При этом республика имеет высокую демографическую нагрузку, у нас всего 25% трудоспособного населения, остальные – люди пенсионного возраста и учащиеся.

В целях создания условий для стабильной деятельности малых предприятий в республике утверждена и реализуется программа развития субъектов малого и среднего предпринимательства на 2012–2014 годы. Значительный потенциал имеет туристско—рекреационная отрасль, у нас есть все условия для создания мощного комплекса и продвижения крупных инвестиционных проектов в сфере туризма.

Текущие финансовые затраты по всем этим направлениям в дальнейшем и должны привести к росту налоговых платежей и уменьшению дотационности республиканского бюджета.

Плотина на реке Белой. Один из многочисленных зелёных районов Майкопа

– Ещё одна северокавказская болячка – это клановость в органах госвласти. Знакомо ли это понятие в Адыгее? Есть ли среди Ваших родственников те, кто занимает высокие посты в республике?

– Да, принято считать, что Северный Кавказ поражён клановостью. Не буду говорить за весь Северный Кавказ, но что касается Адыгеи, в свою команду я беру, руководствуясь не сентиментальными родственными чувствами, а уровнем профессионализма. Мурат Каральбиевич Кумпилов – премьер—министр Адыгеи и мой племянник – сильный экономист и хозяйственник, дотошно вникающий в любую проблему, знающий аспекты работы всех министерств и ведомств изнутри. Он требователен к себе и окружающим, обладает непререкаемым авторитетом. Перспективен как руководитель высокого уровня. По такому же принципу подбираются и другие руководители министерств и ведомств.

– Половина населения Адыгеи исповедует ислам. Каким путём идёт республика в плане профилактики и борьбы с исламским радикализмом? Растёт ли у вас количество верующих, и какой уровень исламизации общества?

– Адыгов в регионе всего 26%. Проведённые социологические исследования говорят о том, что значительное число жителей Адыгеи из числа черкесов – почти половина – намерены воспитывать своих детей как мусульман. Только 13% видят какую-то иную альтернативу исламскому воспитанию. Наметившаяся тенденция приобщения молодёжи к исламу будет нарастать. В том числе и потому, что уход в религию интерпретируется многими как чуть ли не единственный способ духовного существования в мире.

Специалисты заявляют, что в ближайшие 10–20 лет Адыгею ожидает некоторый сдвиг в сторону укоренения в ней ислама. Однако этот сдвиг не будет тотальным. Широкой исламизации, как это происходит у вас, в Дагестане, а также Чечне и Ингушетии, Адыгея избежит. Социальные отношения у нас сохранят свой преимущественно светский характер.

У нас практически нет радикального исламизма, способного под религиозными лозунгами мобилизовать сколь-нибудь значимое количество людей для осуществления противоправных действий. Тем не менее актуальную для России и особенно для Северного Кавказа проблему экстремизма вряд ли целесообразно жёстко увязывать исключительно с исламом, потому что проблема экстремизма есть не что иное, как возведённый в высшую степень радикальный протест. И, в принципе, он может быть облачён в любую форму.

– В Вашей биографии есть одна примечательная деталь – Вы вступили в должность президента Адыгеи 13 января, в день, когда в России отмечают профессиональный праздник журналистов – День печати. Как Вы строите отношения с прессой?

– Меня радуют наши постоянные встречи с журналистами, всегда приятно общаться с представителями СМИ, открыто обсуждая актуальные проблемы. Сегодня средства массовой информации играют исключительную роль. Ваш профессионализм, независимость суждений во многом определяют развитие регионов и государства в целом, уровень демократии и свободы в нашем обществе и, конечно, содействуют укреплению гражданского мира и согласия.

Профессия журналиста в нашей стране всегда занимала особое место. Сейчас очень много электронных СМИ, мгновенно отражающих все происходящие события в стране и мире, но тем не менее газеты пользуются неизменным доверием и популярностью у россиян. Желаю вам сохранять своё лицо и авторитет, который складывается из многих составляющих – от оперативности подачи информации до непредвзятости оценок и глубокого анализа происходящих событий.

Читателя не обманешь – он высоко ценит объективность в подаче материала, компетентность. СМИ, в погоне за «жареной» темой не гнушающиеся непроверенных фактов, не займут достойных позиций на рынке отечественной прессы. Глубокий и взвешенный анализ тем и событий делает ваши материалы одинаково интересными и для специалистов, и для широкой аудитории.

А использование самых передовых информационных технологий открывает изданию новые возможности распространения. А что касается моего вступления в должность именно 13 января, то я назначил церемонию именно на эту дату неслучайно. С цифрой 13 в моей жизни связаны многие глобальные, значимые события, 13 – моё любимое число, мой своеобразный талисман, если хотите.

– Знакомы ли Вы с временно исполняющим обязанности президента Дагестана Рамазаном Абдулатиповым? По сравнению с ним опыта работы на посту Главы региона у Вас куда больше. Какие бы советы Вы дали коллеге Абдулатипову в начале его карьеры?

– Конечно, мы знакомы с Рамазаном Гаджимурадовичем. Знаете, есть такая старая черкесская поговорка: «Не высовывайся, тогда доживёшь до глубокой старости». Ну, а если уж высунулся, могу дать простой совет: не расслабляйся!..

– Ваша республика, как и Дагестан, аграрная. Как в Адыгее решаются проблемы (или конфликты), связанные с землёй?

– Никаких конфликтов, связанных с землёй, в Адыгее нет. В ходе федеральной земельной реформы мы в своём регионе приняли решение о предоставлении права на земельную долю из земель сельхозназначения всем членам колхозов и работникам совхозов, в том числе и ушедшим на пенсию.

Кроме того, всем работникам социальной сферы за 2004–2005 годы были безвозмездно предоставлены в собственность земельные участки площадью в один гектар пашни из земель сельскохозяйственного назначения. В результате выполнения этих мероприятий проблема обеспечения граждан земельными участками для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества в Адыгее практически решена, и проблем, связанных с землёй, повторяю, в республике нет.

– Сегодня много обсуждается метод избрания глав регионов, особенно Северо-Кавказских. Вы за какой метод: всенародный или посредством голосования депутатов законодательных собраний?

– Прямые выборы или наделение полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации по представлению президента России региональным законодательным органам власти, на мой взгляд, не имеют какого—то принципиального значения.

Итоги первых выборов руководителей в пяти регионах страны после принятия Госдумой соответствующих поправок показали, что все они были «назначенцами» и в ходе выборов стали всенародно избранными. То есть это лишний раз доказывает, что мнение народа совпадает с решением главы государства. Адыгея готова к тому и другому.

С развитием гражданского общества случайный человек – ни по спискам, ни по прямым выборам – не может занять пост высшего должностного лица региона. Но я бы всё—таки выбрал назначение, поскольку с такого должностного лица больший спрос. Как высшее должностное лицо региона, я сам был наделён полномочиями дважды. Но ни в коей мере не отвергаю и принцип выборности глав регионов путём прямых выборов.

А по поводу возможности регионов выбирать тот или иной путь скажу одно: это может привести к искусственному расслоению субъектов, что в конечном итоге не будет работать на единство России. На всей территории страны должен действовать один принцип.

– В чём вы видите взаимовыгодное сотрудничество между Адыгеей и Дагестаном?

– Дело в том, что экономика в отдельно взятой республике не может быть без конкретного производства. Давайте подумаем, какую продукцию сегодня Адыгея готова поставлять в Дагестан, а какую Дагестан с выгодой для себя может поставлять нам? Нужно поднимать уровень развития экономики, развития сельского хозяйства, транспорта, промышленности, строительства и так далее.

Естественно, в наше время нужно и активное культурное сотрудничество. Кто хочет, чтобы дети умирали? Сколько молодых людей сейчас безвременно погибают, потому что взрослые дяди не смогли договориться? Мы до тех пор не привлекательны, не только для крупных инвесторов, но и других субъектов страны, пока не сумеем преодолеть противоречия внутри общества.

– Можете назвать три причины, которые мешают развитию Северного Кавказа?

– Почему именно три? У современного общества много проблем и недостатков, тормозящих движение России вперёд. Это наша хроническая российская коррупция. Это терроризм, с которым человечество пока не в силах справиться. И неважно, в какой части страны совершаются террористические акты, неважно, кто становится их жертвами – люди какой национальности или вероисповедания. Надо исходить из того, что это преступление против России.

В Интернете сегодня существует множество сайтов экстремистской направленности, пропагандирующих насилие и жестокость. И так называемые исламские экстремисты – это просто бандиты, у них нет ни религиозного содержания, ни человеческого стержня. Поддержка авторитета исламских лидеров муфтията, тех, кто служит на Кавказе, – государственная задача. Мы в Адыгее много внимания уделяем выстраиванию дружеского и миролюбивого межконфессионального диалога.

Вы знаете, что у представителей исполнительных органов государственной власти республики сложились прочные и конструктивные взаимоотношения с лидерами ведущих конфессий. Уверен, что и в дальнейшем мы будем находить точки соприкосновения в решении различных социальных проблем. С проблемой терроризма справиться только с помощью правоохранительных мер невозможно.

Необходимо создавать новые рабочие места, развивать социальную сферу, заниматься экономикой, развитием бизнеса. Поэтому федеральными приоритетами в региональных бюджетах являются в первую очередь: выполнение социальных обязательств, выплата пособий по безработице и дальнейшая реализация программ поддержки занятости. Руководство Адыгеи будет продолжать уделять социальной сфере самое пристальное внимание.

– Как Вы относитесь к критике в свой адрес, в том числе со стороны СМИ?

– Действующая власть должна быть открыта для общества и готова к диалогу. К конструктивной критике я отношусь однозначно – позитивно. Оппозиция вообще хороша сама по себе, это неотъемлемое составляющее любого демократического общества.

Ведь если все довольны и спокойны, начинается стагнация. Поэтому должна быть сильная оппозиция, которая не просто критикует действующую власть, объединяясь под лозунгами «всё плохо и долой», а предлагает пути решения для тех моментов и аспектов, которые она считает слабыми у действующей власти. То есть конструктивная оппозиция предлагает свою концепцию реформ и готова взять на себя ответственность за их претворение в жизнь.

По существу, она имеет своё видение социально—экономического развития, свою чёткую программу. Отстаивает её аргументами, доказывает фактами, убеждает. Власти необходимо услышать эти доводы, увидеть в них рациональное зерно. Поэтому оппозиция и должна быть именно конструктивной. Только тогда гарантировано устойчивое развитие и движение вперёд региона и федерации в целом. Ну а неконструктивная критика подобна базарной брани и недостойна внимания.

Я благодарен вам за открытый диалог, за ваш неподдельный интерес к Адыгее. Сегодня, несмотря на обилие всевозможных СМИ, о регионах России обыватель знает очень мало. Что, например, он знает о Дагестане? У вас замечательный кизлярский коньяк, футбольный клуб «Анжи», где самый дорогой тренер планеты Гус Хиддинк, и ещё… что у вас постоянно кого—то убивают.

Если не полицейского, то имама. И это, к сожалению, всё. Об Адыгее знают и того меньше. У нас есть бренд «Адыгейский сыр», но наши футболисты играют отвратительно и… у нас тоже вроде убивают – так считает обыватель, не владеющий даже информацией о местонахождении нашей республики. Мы находимся в центре Краснодарского края. Чтобы развеивать эти слухи и домыслы, нужно чаще ходить друг к другу в гости.

– В чём видите спасение Кавказа в это непростое во всех отношениях время?

– Я бы не разделял Кавказ отдельно и Россию отдельно. Мы единая страна. Но некоторые люди на проблемах Северного Кавказа сегодня хотят заработать политические баллы и любым путём оторвать Кавказ от России. Не дай бог, если кто-нибудь, скажем, спецслужбы разных стран, будет делать так, чтобы отделить Кавказ от России. Это сыграет в пользу тех, кто с молоком матери впитал ненависть к Кавказу и стране в целом.

Будущее Кавказа – инвестиции плюс рабочие места для того, чтобы всё молодое население могло обзавестись семьями. А жениться можно тогда, когда есть работа и заработная плата. Всё очень сложно пока. Но Центр обеспокоен тем, что не всё пока получается, хотя производятся огромные финансовые вложения в развитие экономики.

– Вы богатый человек?

– Очень. Очень богатый. Я богат потому, что полезен для наших людей, которые это понимают. Никогда себе в грудь не стучу, нет чванства, зазнайства и головокружения, что я какой-то великий. Есть только стремление быть полезным.

Источник chernovik.netскачать dle 11.3

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив