Регистрация    Войти
Авторизация
» » » Директор Музея кино: У нас был феномен - советское многонациональное кино

Директор Музея кино: У нас был феномен - советское многонациональное кино

Категория: Адыгея / Культура
Директор Музея кино: У нас был феномен - советское многонациональное кино
Директор Музея кино, киновед Наум Клейман рассказал обозревателю ИА REGNUM, для чего нужны ретроспективы советского кино и как смена поколений влияет на музейные кинопрограммы

ИА REGNUM: И культура, и люди вряд ли могут существовать без каких-либо внятных установок и правил. Речь не о цензуре, разумеется. Кому же следует создавать правила, чтобы не нарушались границы?

В культуре нет дополнительных правил по сравнению с обыкновенными нравственными устоями. Я не считаю, что культура - какая-то заповедная территория, где есть другие правила. Все, что запрещено в жизни, противопоказано культуре. Например, то, что табуируют Десять заповедей. Остальное - можно. Это первое и главное, если говорить про общечеловеческое. Но еще есть целый ряд вещей, связанных с историей или нравами определенной страны, которые наслаиваются на общемировое. Они, как правило, раньше или позже устаревают. Тем не менее, их надо уважать. Раньше я это не очень понимал, пока не приехал в Таджикистан.

ИА REGNUM: Это в советское время еще было?

Да. Нельзя оскорблять чужие обычаи - их следует знать. А с устаревшими нормами должны бороться только свои, местные.

ИА REGNUM: Музей кино вел чрезвычайно энергичную деятельность - у вас проходили выставки, дискуссии, лекции. Про показы и не говорю - разнообразие невероятное. А проводили ли вы социологические исследования - изучали ли социальное и финансовое положения своих зрителей, их возраст и т.п.

Когда-то, когда у Музея кино было свое помещение, была возможность контролировать потоки зрителей, общаться с ними. Постепенно сформировалась аудитория, которую мы могли назвать нашей, она все время росла. Каждый приводил родных, друзей и т. д. Вдруг оказался очень широкий диапазон публики - и возрастной, и социальный. Однако публика была преимущественно молодежная. Приходило не очень много пожилых, мало людей среднего поколения. К сожалению. Это ведь было время, когда многие работали на нескольких работах. И основным контингентом была молодежь от 16 до 28-30 лет. Причем всех социальных стратов. С одной стороны, приходили студенты МИФИ, с другой - ребята с ЗИЛа.

ИА REGNUM: Ничего себе!

Да. Этих ребят кто-то привел, и они поняли, что к ним у нас относятся как к людям, никто не считает их дураками. Знаменитая фраза "публика - дура" абсолютно исключена в Музее, где можно показывать фильмы и вести дискуссии любой степени сложности. Кто не хотел участвовать - слушал. После каждого сеанса в фойе и коридорах собирались кучки спорящих.

ИА REGNUM: Наверняка в Музей приходили и случайные люди. А они возвращаются после первого раза? И что музей предпринимает, чтобы заинтересовать и оставить у себя этих зрителей?

Как правило, случайные не возвращаются. Хотя мы год показывали старые фильмы бесплатно. Приваживали молодежь, которая вообще не видела, например, немое кино. Было так: я долго рассказывал про немое кино, что звук не сразу появился, что это заставляло искать несловесные формы выражения эмоций. Дальше начинался показ, и тут чей-то крик: "Сапожники! Звук!". Только что я рассказывал, что звука в кино еще не было! Поэтому после сеанса мы обратились к залу: "Ребята, вы обратили внимание, как интересно играли актеры - без слов? А был бы звук, и актер вообще обошелся бы без мимики". Поговорили немного, и неопытные приходили в следующий раз, поскольку это было бесплатно, и приучались смотреть кино без звука, без цвета.... Год меня упрекал за убыточность музейного отдела директор Киноцентра...

ИА REGNUM: Его можно понять...

А я был убежден, что всё окупится. Когда здание Киноцентра достроили, и заработали все 7 залов, выяснилось, что мы привадили достаточно много зрителей. Однако есть определенный ритм смены поколений: минимум 3 года, максимум 5 лет. Между тремя и пятью годами приходят те, кто учится и заканчивает институты. Потом они уходят на производство, заводят семьи, и им не до кино. За ними приходит новая молодежь. Ее надо приваживать заново - ставить сначала вещи попроще, потом усложнять репертуар. Причем каждое время создает свои приманки. В 1980-е людей, например, поражал поздний Чаплин, а в 1993 году на него уже почти не шли. Надо было придумывать что-то другое. На первой ретроспективе Вендерса выяснилось: всем нужна мечта. Следует все время смотреть на зазор между старым и новым, учитывать, что пришло. Но мы оставляли константу - постоянный курс истории мирового кино. Только темы чуть-чуть менялись, учитывались новые явления и имена.

ИА REGNUM: На конференции "Дети синематеки" (проходившей в декабре в рамках Международного культурного форума - прим. ред.) речь шла о региональных синематеках и о целом комплексе проблем, с этим связанных. Посему вопрос - пытался ли Музей кино проводить свою культурную политику в регионах. Как скажем, Эрмитаж, открывающий филиалы в российских городах. Хотя понятно, что ваши возможности и ресурсы сильно разнятся.

Мы начинали. Дело в том, что не так просто с правами на фильмы. Как правило, мы должны показывать классику в системе некоммерческих кинозалов. А у нас эта система исчезла... Каждый раз приходится с правообладателями оговаривать, в каком кинотеатре и сколько будет показов, каковы цены на билеты. Если стоимость одного билета - 250-300 рублей, владельцы прав могут потребовать огромную сумму за сеанс, при 50-100 рублях легче получить разрешение. А Японский фонд, например, по закону может показывать свои программы только бесплатно... Почему и нужны синематеки. Мы пытались способствовать рождению синематек. Начали с Северного Кавказа. После событий в Беслане подарили проекционную аппаратуру школе № 1 - ведь детям нужны были, прежде всего, положительные эмоции. Надеялись, что там появится своя синематека - на базе республиканского проката, у которого и кинотеатры, и коллекция фильмов бездействуют. Я пять раз приезжал во Владикавказ, четыре министра культуры сменились за это время. Все соглашались, и никто ничего не делал. И до сих пор не делается.

Однако получилось в Перми. Там замечательно сохранилась коллекция прокатных фильмов, к счастью, не выкинутых. На ее основе режиссер Павел Печенкин, который до этого организовал там международный фестиваль "Флаэртина", создал Пермскую синематеку. В бывшем управлении кинопроката открыты 3 маленьких зала, где постоянно показываются фильмы, воспитывается публика. На днях было объявлено, что готовится открытие Пермского музея кино, и нас просят принять на практику будущих сотрудников этого музея.

ИА REGNUM: Больше, я так понимаю, пока не возникло?

Пока нет. Все надеются, что придет приказ из центра. А так не бывает. Пока не найдется один "безумец", который на месте начнет делать дело и за которым пойдут другие, - ничего не начнется. Синематеки - это же не только залы и собрания фильмов, это люди, собирающиеся у экрана.

ИА REGNUM: Наум Ихильевич, ведь Вам как киноведу важно, чтобы широкая публика узнавала и о таких режиссерах как, например, Латиф Файзиев, Камил Ярматов, Хангельды Агаханов и множестве других имен?

Конечно, важно. С самого начала мы обязательно проводили национальные ретроспективы. Мне как-то сказали, что я придерживаюсь коммунистических идей. На что я ответил: "Если это касается дружбы народов, то да". У нас был феномен - советское многонациональное кино. И я не хочу называть его российским кино. Оно было советским! Внутри было российское, азербайджанское, узбекское и так далее. И все время происходило культурное взаимопроникновение.

ИА REGNUM: Музей кино поддерживает связь с республиканскими студиями? С еще сущетвующими, конечно же...

К сожалению, многих студий уже нет. У нас с эстонцами большая дружба. Были очень хорошие отношения с литовцами, пока Юозас Будрайтис работал в Москве советником по культуре. Все зависит от того, кто представляет страну - есть ли в посольстве заинтересованный человек. Вот не так давно в одном центральноазиатском посольстве были не слишком заинтересованы в своей киноистории. Молдаване про свою кинематографию вообще не хотят говорить. А там же был Михаил Калик - целая эпоха. Но для показа таких ретроспектив нужно иметь свой зал. Предлагаешь кинотеатру: "У нас есть таджикское кино для показа". А они отвечают: "У нас на американское не приходят, а вы хотите такое недоходное кино поставить".

Беседовала Наталия Эфендиева
ИА REGNUMскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
загрузка...