» » » Тюркский фактор. Россия и черкесы.
Тюркский фактор. Россия и черкесы. 09:40 Четверг 0 2 731
1-10-2015, 09:40

Тюркский фактор. Россия и черкесы.

Тюркский фактор. Россия и черкесы.
В прошлом – свое государство, многовековое независимое существование, длительное военное противостояние с Российской империей, поражение, геноцид, изгнание с исторической родины и ее заселение колонистами... Память об этих трагических событиях, надежда на возрождение на исторической родине народа – на этом замешана этническая идентичность любого черкеса или крымца. Турция является основной страной проживания для подавляющего большинства из них, но историческая родина контролируется Россией.
Предоставляем вниманию читателей эксклюзивное интервью Авраама Шмулевича для «Этноглобуса».

А.Шмулевич является руководителем Института Восточного Партнерства, Международного Гиперсионистского Движения "Беав Арцейну". Он специалист по Северному Кавказу. Живет в Израиле.

– В чем причина интереса Москвы к тюркскому фактору?

– В мире насчитывают 24 тюркских народов (а со всеми этносами и субэтносами–86). Их численность – 170 миллионов человек. Тюрки в настоящее время имеют 6 независимых государств (Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения, Турция, Узбекистан) и 12 территориальных автономий (из них 9 в России). Тюрки составляют также значительную часть населения Северного Кавказа. Их здесь более миллиона, и это число быстро растет, как в общем количественном отношении, так и в процентном по отношению к другим народам.

Коренными тюркскими народами на Северном Кавказе являются кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, азербайджанцы (в Южном Дагестане).

По данным Всероссийской переписи 2010 года в России проживало 503 000 кумыков, 112 924 балкарца, 218 403 карачаевца, 103 660 ногайцев, 130 919 дагестанских азербайджанцев. Общее число кавказских тюркских народов составило в 2010 году 1 068 906 человек. По сравнению с цифрами переписи 2002 года естественный прирост составил у карачаевцев 13,6%, у балкарцев 4,1%, у кумыков 19%. Для сравнения, у некоторых других народов наблюдается обратная тенденция. Например, у кабардинцев за тот же период убыль составила 0,6%, а у адыгейцев - 2,87%.

Северо-кавказские тюрки расселены на пространстве от Каспийского до Черного морей. Кумыки компактно проживают в центральной и северо-восточной части Кавказа – Северной Осетии, Ингушетии, Чечне и Дагестане. Ногайцы занимают обширные степные пространства Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Астраханской области. Балкарцы и карачаевцы расселены на восточных и западных склонах Эльбруса – в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Если бы Российская Федерация действительно являлась федеративным демократическим государством, то уже исходя только из этого факта, она должна была бы стать защитником и выразителем интересов своих тюркских народов. Но, как известно, РФ – федерация лишь по названию. В реальности это унитарное авторитарное государство. Причем эволюционирующее в сторону тоталитаризма.

Важно для нашей темы отметить, что эта эволюция во многом «завязана» и на кавказские владения Кремля – Чечню называют уже «островом тоталитаризма в авторитарном государстве».

А авторитарные системы если и вспоминают об интересах своих подданных – то в манипулятивных целях. Только, чтобы использовать их в интересах власти, но не ради блага своих граждан. И у Кремля есть такие манипулятивные цели и в отношении тюркских народов, фактора. Кремлю было бы выгодно использовать тюркский фактор в своих играх.

Правда, говоря об этом, надо иметь ввиду, что Россия – очень плохо управляемое государство, и российская власть – очень неэффективный механизм. Особенно неэффективный в области межнациональных отношений, и уж тем более – в таком исключительно сложном и разнообразном регионе, как Кавказ.

У современной России нет ни умения, ни квалифицированных кадров, чтобы проводить тут тонкую игру. Единственное, что она может – запрещать все подряд, использовать грубую силу, бить без разбора всех, кто только подвернется под руку. Россия сейчас – это такой старый, полуслепой и полупьяный медведь, бестолково размахивающий лапами. Этот момент всегда нужно учитывать, говоря о политике Кремля в том или ином вопросе.

Что же касается тюркской темы, то тут манипулятивный интерес Москвы очень четко прослеживается. Другой вопрос, насколько эффективно она его разыгрывает.

* * *

Россия приступила к, говоря языком московской пропаганды, «собиранию земель» бывшего СССР и Российской Империи, т.е.к тому, чтобы взять их под свой контроль. Эта экспансия осуществляется как посредством грубой военной силы, так и путем дипломатии и экономического проникновения.

Кроме Турции (которую Россия также пыталась завоевать), практически все тюркские народы в прошлом оказались под властью России и получили независимость лишь после распада СССР. А этот распад, напомню, Путин назвал «величайшей катастрофой 20-го века». «Собирание земель русских», которым занялся Путин, предполагает и возвращение тюрок под власть, или, хотя бы, в орбиту влияния, Кремля.

Важен и нефтегазовый фактор – значительная часть энергоресурсов сосредоточена в тюркских государствах и регионах. Контроль над ними и возможность влиять на цены– вопрос жизни и смерти для режима Путина.

Так что, если и можно говорить о "тюркском повороте" во внешней политике России, то он связан с последними политическими маневрами РФ. Тут и турецкий транзит, казахстанская и азербайджанская.нефть, туркменский газ. Но на всех этих направлениях Кремлю не удалось полностью достичь своих целей, добиться уступок, тюркские государства отстаивают свои интересы в ущерб интересам Кремля.

Еще одна из причин интереса Москвы к тюркскому миру касается тюркских народов в самой РФ - тут имеет место простое желание авторитарной власти контролировать своих подданных.

– Создается впечатление, что Россия активно берет под контроль тему тюркских народов Кавказа. Проводятся научные конференции и форумы. Тюркские народы России координируются как альтернатива черкесскому вопросу. Разделяете ли эту позицию?

– Нет. Говорить о том, что Москва берет тюркскую тему под контроль, тем более активно – никак не приходится. Москва демонстрирует определенный интерес, делает какие-то шаги в этом направлении – но не более, до настоящего Drangnach türkische Osten еще далеко.

Попытки Москвы разыгрывать тюркскую карту касаются, в основном, зарубежных тюрок. По отношению к тюркам внутри РФ Москва проводит ту же политику, что и по отношению к другим нацменьшинствам:ассимиляция и русификация через свертывание изучения родных языков, развития культуры, ликвидацию самоуправления, недопущение экономической самостоятельности национальных регионов.

Да, в последнее время в РФ прошли несколько мероприятий по тюркским темам. Но все эти акции никак не складываютсяв единую систему. Более того, при ближайшем рассмотрении оказывается, что Кремль вообще не имеет отношения к их проведению, что это инициатива тюркских общественников или властей национальных республик.

Именно тюркские национальные активисты стараются побудить Москву к активности в тюркском вопросе, надеясь, что это улучшит и положение их народов в РФ. Москва на тюркском поле использует в своих интересах активность и желания самих российских тюрок. Точнее, мешает им меньше, чем она мешает некоторым другим народам, тем же черкесам. Но о полной свободе развивать свою культуру, налаживать связи ссоплеменниками в других странах и защищатьсвои национальные интересы говорить не приходится и для российских тюрок.

Давайте обратимся к фактам.

1. В Черкесске с 14 по 16 мая 2014 прошла Конференция "Ногайцы: XXI век. История. Язык. Культура. От истоков к грядущему". В ней приняли участие порядка ста ученых из разных стран мира. Такая конференция проводилась впервые, но это сугубо местный проект. Организаторами форума официально названы Федеральная национально-культурная автономия ногайцев России "Ногай эл" и местные научные центы КЧР - Карачаево-Черкесский государственный университет и Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований.

Реально же это первый и пока единственный реализованный проект Федеральной национально-культурной автономии ногайцев за почти два года её существования.

Сама организация, призванная, согласно заявлениям её организаторов,объединить всех ногайцев РФ, была создана в Махачкале за девять месяцев до конференции, 24 августа 2013. Создавалась она очень долго, в течении пятнадцати лет и при противодействии местных властей тех регионов, где проживают ногайцы. Учредительный съезд прошел не в помещении, на открытом воздухе, просто в поле, столы и стулья для участников были расставлены под деревьями, поскольку организаторы не могли получить хоть какой-либо зал. Когда в июне 2011 года в Ногайском районе Дагестана был проведен съезд ногайцев России, руководство района пыталось сорвать мероприятие, блокируя подходы к месту его проведения тяжелой техникой и силами сотрудников правоохранительных органов.

2. 24–28 ноября 2014 года в Москве прошла Международная научная конференция "Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа". Но, хотя конференция и прошла под эгидой Российской Академии Наук, ее организация – целиком частная инициатива, конференция проведена исключительно на средства спонсоров. Мероприятие профинансировали два мецената, карачаевца, на свои личные средства. Главным организатором также выступил карачаевец – сотрудник института этнографии РАН.

Последний раз научная сессия по проблемам происхождения этих народов проводилась в Нальчикев 1959 году и следующая пока не предвидится.

3. 16-17 декабря 2014 в Грозном прошла Международная конференция "Терские тюрки как культурный мост между Чеченской Республикой и тюркским миром". В ней приняли участие около 150 человек - представители научных кругов и чиновники из регионов проживания тюрок: Турции, Азербайджана, Казахстана, Татарстана, Северного Кавказа, Москвы.

Инициатором, согласно официальному пресс-релизу, выступила Ассоциация тюркских народов Чеченской Республики, учрежденная по инициативе Министерства ЧР по национальной политике,это ведомство и финансировало встречу,как и несколько московских и местных кумыкских организаций. На конференции состоялась презентация первой газеты тюрок Северного Кавказа и Крыма "Тюрк заман", в которой запланировано публиковать статьи на кумыкском, ногайском, турецком, крымско-татарском и карачаево-балкарском языках.

Однако, на самом деле, проведение конференции была всецело инициативой самих тюркских активистов. Один из организаторов конференции Рамазан Алпаут, президент Московской кумыкской организации "Qumuqlar", собощил мне, что: «Это была полностью инициатива кумыкских организаций, формат и содержание были сконструированы нами. Властям все это было предложено, они приняли». Что касается газеты, то, по его словам: «Москва не участвует в этом проекте. Газета издается за счет средств, выделяемых чеченскими властями и структур самоорганизации кумыков России».

Впрочем, за прошедшие полгода так и не вышел даже второй номер газеты, так что говорить о серьезном финансировании не приходится.

В чем интерес чеченских властей в поддержке тюркских инициатив? По мнению Рамазана Алпаута, власти Чечни поддержали проведение конференции и издание газеты, так как «в Чечне проживает 22 000 кумыков, они живут компактно, ногайцев, татар и турков-месхетинцев вместе взятых тоже около 10-12 000, то есть в Чечне 30-35 000 тюрок. Они имеют право на этнокультурное развитие, газета является неотъемлемой частью процесса обеспечения языковыми правами данных этнических групп. Я думаю, можно говорить и о том, что Чечня заинтересована в интенсификации экономических отношений региона с тюркским миром, в этом смысле культурные проекты тюрок региона могут стать хорошей культурной основой для этих отношений».

Но Москва не участвовала и в этом проекте.

4. 6 июня 2015 года, в Москве, в Московском доме национальностей прошел фестиваль тюркских общин Северного Кавказа и Крыма «Бирлик той», который был заявлен как «первый совместный форум кумыков, крымских татар, ногайцев, карачаево-балкарцев – народов, связанных друг с другом общей культурой и единым языком». Организовали фестиваль тюркские общественные организации: Московская организация по сохранениюкумыкского языка, развитию кумыкской культуры и координации кумыкских проектов Qumuqlar, Фонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи "Эльбрусоид", Союз ногайской молодежи и крымскотатарская община Москвы.

Фестиваль посетили около 100 человек – по данным прессы, или 200 человек – по данным организаторов, и это число организовавшие фестиваль активисты считают достижением. Центральные власти не только не участвовали в организации и финансировании форума, но даже проигнорировали направленное им приглашение хотя бы посетить его.

По словам одного из организаторов фестиваля, президента Московской кумыкской организации "Qumuqlar" Рамазана Алпаута: «Инициаторами были четыре наши организации, поддержал Московский дом национальностей (он относится к мэрии Москвы), финансировали мы сами за счет собственных средств. Минкульт России и Федеральное агентство по делам национальностей были приглашены, однако, не приняли участия (мы не получили и официальных ответов)».

Вот, пожалуй, и все. За пару лет – четыре научных и общественных мероприятия, в организации и финансировании которых центральная Московская власть практически не принимала участия, и число участников которых исчисляется, максимум, парой сотен человек.

То есть, приведенные факты свидетельствуют: говорить о серьезном «раскручивании» Москвой тюркского фактора в самой РФ нельзя.

Москва пытается использовать вопрос крымских татар.

Единственное поле, на котором Россия хоть как-то пытается внутри своих границ использовать карту тюркского единства – это вопрос крымских татар. Но в том, как Москва разыгрывает тут тюркскую карту, очень хорошо видна её некомпетентность и неэффективность.

Воздействовать на крымцев Кремль пытается именно через казанских татар. Исходя из присутствия в их официальных этнонимах одного и того же слова «татары». Хотя это разные народы. Кроме принадлежности к тюркской группе между ними нет ничего общего, даже названия.

Сами себя они никогда «татарами» не называли, их самоназвание – «qırımlar», «къырымлар», «крымцы». Как известно, до революции всех тюрок Российской империи зачастую именовали татарами, прибавляя географическое прилагательное по месту обитания: «кавказские татары» – современные азербайджанцы, «горские татары» - карачаевцы и балкарцы, «минусинские татары» – хакасы, «волжские татары» - современные татары.

«Волжские татары» – под этим этнонимом объединялось несколько тюркских групп волго-уральского региона (самоназвания: мэсельман, казанлы, болгар, мишэр, типтэр, крэшен, нагайбэк и д.р). Советская власть назвала всех их просто «татарами», иногда до сих порих именуют казанскими или волжско-уральскими татарами. Окончательно именовать себя «татарами» все они стали лишь в 20-х годах 20-го века.

Тюрок, живших в Крыму, до революции именовали «крымские татары».

После революции некоторые народы, в том числе и тюркские, получили от советской власти разрешение официально именоваться согласно их самоназванию, для некоторых (например, хакасы) были придуманы новые этнонимы, а крымцев продолжили называть «крымскими татарами». Им оставили дореволюционное «цорское» наименование.поскольку официальное признание этнонима "крымцы" означало бы и косвенное признание политических прав крымцев на Крым.

По этой же причине астраханские и сибирские татары не были признаны как отдельными этносами, а включены в число "татар" вместе с казанскими татарами. Таким образом изящно снимался вопрос об их государственном самоопределении в местах их коренного обитания. Исторической родиной и местом государственности сибирских и астраханских татар по умолчанию оказывалась Казань.

Языки крымских татар и казанских татар принято относить к разным подгруппам тюркских языков. К крымскотатарскому наиболее близки не татарский, а карачаево-балкарский и кумыкский языки, многие носители этих языков считают, что это просто один и тот же язык. Родственные узы связывают крымцев и с другим кавказским народом –ногайцами, некоторые ногайцы вообще полагают, что они и крымцы – один народ. И уж если пытаться оказывать на них какое-то воздействие, то именно через родственные кавказские народы.

С казанскими татарами крымцы никогда особо не контактировали. У них разная история, совершенно разное происхождение и разные (в рамках общей тюркской группы) языки. Однако все это осталось неизвестным московским чиновникам, решившим использовать «фактор тюркского единства» для нейтрализации неприятия крымцами «воссоединения Крыма». Москва стала направлять в Крым эмиссаров из Казани самого различного уровня,в пропаганде в отношении крымцев использовать примеры из истории и современного положения волжских татар и т.п. С таким же успехом можно было бы привлекать якутов или шорцев.

Напрасно те же кумыкские активисты во время описанных выше мероприятий подчеркивали, что «Кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы и крымские татары, являясь самостоятельными этносами, находятся в едином культурном пространстве, определяющемся прежде всего общим языком, у нас он один, только фонетически отличается, а также общей религией, сходным культурным кодом, многочисленными историческими переплетениями», предлагая себя в качестве инструмента политики Кремля. Спесивое непонимание подвластных народов и невежество московитскихчиновников ничто изменить не в состоянии.

Не надо забывать, что существует Турция, и она гораздо более активна на тюркском поле, чем Россия.

Если тюркские мероприятия и конференции в РФ носят частный характер и собирают, максимум, сотни человек, то в Турции в подобных акциях участвуют представители сотен организаций, а число участников может достигать многих тысяч. Причем тюркские конференции и акции проходит на самом высшем государственном уровне. Анкара регулярно проводит различные пантюркистские форумы и встречи на уровне президентов и премьер-министров.

Тюркские государства объединены в Совет Сотрудничества тюркоязычных государств, секретариат которого находится в Стамбуле. При нем функционируют: Совет президентов; Совет министров иностранных дел; Комитет старших должностных лиц; Совет старейшин (аксакалов) тюркоязычных государств; Парламентская ассамблея (TURKPA) со штаб-квартирой в Баку; Тюркская академия в Астане; Международная организация тюркской культуры «Turksoy» в Анкаре – тюркский аналог ЮНЕСКО.

При финансировании и по инициативе Анкары раз в два года проводятся Саммиты глав государств, входящих в Совет Сотрудничества тюркоязычных государств. Параллельно с саммитом проходит Международный тюркский курултай - международный съезд представителей тюркских общественных организаций и общин всего мира. Кроме того, в Турции или при финансовой поддержке Турции, действуют множество неправительственных или полуправительственных организаций и фондов, находятся центры многих международных организаций, объединяющих тюрок всего мира.

Ничего сравнимого с этой работой Москва не предпринимает и близко.

Есть еще одна страна, играющая на поле тюркского единства много активнее, чем РФ – это Венгрия.

Обычно, говоря о тюркском факторе, забывают об этом новом и важном игроке. Дело в том, что венгры — бывший кавказский народ. И во многом тюркский по своему происхождению. Тесное общение венгров и тюрок начинается с 4 — 5 веков н.э. Вплоть до середины 9-го века венгров называли в числе тюрок, они входили в объединение тюркских племен Анагуро-Болгария. В первой половине 7-го века н.э. часть анагурских племен, в том числе и венгры, переместилась на Кубань.

Согласно мнению видного венгерского ученого, председателя фонда Туран и главного «двигателя» темы тюркского единства в Венгрии Андраш Жолт Биро:

"Один из важных этапов венгерского этногенеза происходил в предгорье Северного Кавказа, охватывая также территории сегодняшнего Дагестана, Чечни, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Часть венгерского племенного союза (савард-мадьяры) переместилась на земли южного Кавказа и осела на территориях нынешнего Азербайджана и Южного Азербайджана (регион северного Ирана)".

По принятому в науке мнению, венгры до 80-х годов 9 века жили к востоку от Дона, от Северного Кавказа до Дона. В 889 году под давление вторгнувшихся печенегов они двинулись на запад. Начало Венгрии положил союз десяти племен. Семь венгерских и три кабарских (тюркских, этнически хазарских племени отколовшихся от Хазарии под названием «кавары»). Но и из семи венгерских племен пять имеют названия тюркского происхождения.

Еще в 10 веке, вплоть до христианизации Венгрии при короле Иштване в начале 11 века, венгерская племенная знать была двуязычной, тюрко-венгерской, детям давали тюркские имена. В ХIII веке тюркский компонент еще более усилился, в Венгрию переселились тюркские народы половцы (венг. куны) и ясы, бежавшие от татар.

В годы коммунистического правления доминировала теория исключительно финно-угорского происхождения венгров. Но с конца 90-х годов ситуация с восприятием тюркского фактора стала меняться. Победа на выборах 2010 года венгерских националистов в составе правоконсервативной партии «Фидес» («Венгерский гражданский союз») и ультраправой партии «Йоббик» («За лучшую Венгрию») повлекла за собой настоящий «тюркский ренессанс». Эти партии сделали частью своей политической платформы вопрос «возвращения к тюркским корням», политические и культурные контакты с тюркским миром.

Депутаты от партии «Йоббик» борются за возрождение алфавита на основе тюркских рун, в частности, за его внедрение в символические для нации сферы. В 2011 году была издана первая Библия, набранная тюркско-рунической письменностью, в том же году началась кампания по установке перед населенными пунктами табличек с их названиями руническими письменами.

Проводятся и другие пропагандистские мероприятия. Например, в июне 2012 года в Казахстане установили изготовленный в Венгрии монументальный памятник из цельного дерева «Дерево жизни» весом в две тонны и высотой в 9 метров, символизирующий родство мадьяр с тюркскими народами. Тогда же специальная венгерская конная экспедиция совершила путешествие протяжённостью во много тысяч километров по степям Евразии, сделав крюк для возвращения в Европу через Иран.

Для выяснения этнической истории своего народа венгерские ученые проводят этнографические экспедиции в тюркские регионы, эти экспедиции уже дали важные результаты, государство финансирует также генетические исследования, раскопки, проведение конференций и издание трудов. Большую часть такого рода акций при поддержке правительства организует и финансирует специально созданный фонд «Туран-Венгрия» («Magyar-TuránAlapítvány»). В министерстве иностранных дел Венгрии «туранское направление» венгерской культурной политики курирует глава департамента Восточной Европы и Центральной Азии.

Самым впечатляющим мероприятием фонда является Курултай туранских народов, который проводится раз в два года. В 2007 году первый венгерско-тюркский Курултай состоялся в Казахстане. С 2008 года он стал проводиться в Венгрии. Цель мероприятия – «объединение представителей тюркского мира и демонстрация образцов их национальной культуры». Он представляет собой грандиозный и красочный праздник, костюмированное этнографическое шоу.

В программе Курултая: демонстрация традиционных сакральных традиций и традиций шаманства, конные соревнования, исторические реконструкции, совместная стрельба из лука (на Курултае 2010 года стрелы одновременно выпустили 1120 лучников), показ национальной одежды и древнего вооружения, выступление музыкальных коллективов из Венгрии и из тюркских регионов мира, специальная программа для детей, проводится ярмарка, на которой представлено все, связанное с тюркским миром: от традиционных сувениров различных народов, до средневекового вооружения и доспехов, завершает Курултай большой костер и церемония «братания тюркских народов». Мероприятие проводится под патронажем Парламента Венгрии и его вице-спикера Шандора Лежака.

В третьем Курултае 8 -10 августа2014приняли участие около 300 делегатов от 26 тюркских народов из разных стран, включая Венгрию, Румынию (венгры-секеи), Болгарию, Молдову (гагаузы), Азербайджан, Турцию, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Китай (уйгуры), Россию. В 2010 году мероприятие за три дня посетили 100 тысяч гостей, в 2014 – более 160 тысяч. Сравните это с цифрой 100-200 человек, посетителей московского тюркского фестиваля 2015 года. Хотя тюрки, как таковые, в Венгрии, в отличие от РФ, не живут, и в этногенезе русских тюрки сыграли, как ни посмотри, много большую роль, чем в этногенезе венгров.

Правительственные агентства и многочисленные НПО по связям с тюрками мира существуют во всех независимых тюркских государствах (например, в Азербайджане – Центр сотрудничества азербайджанцев и тюркоязычных народов (ATXƏM), при государственной поддержке там проводятся многочисленные мероприятия.

Так что Москва по всем статьям проигрывает битву «на тюркском поле».

– Тюркские народы России координируются как альтернатива черкесскому вопросу. Разделяете ли эту позицию?

– Для подавления активности черкесов ранее Москва не использовала тюрок. Для силового давления, запугивания, избиений и убийств неугодных черкесов ранее Москвой использовался черкесский криминал и исламисты, по национальности черкесы и карачаево-балкарцы. Если власти посчитают, что для обуздания черкесского движения им не хватает полиции и спецслужб – они снова привлекут эти силы.

Использовать противоречия между тюрками и черкесами Москва не станет. Стравливание тюрок и черкесов может серьезно дестабилизировать ситуацию и чревато непредсказуемыми последствиями. Кроме того, это приведет к усилению националистических движений уже самих кавказских тюрок. Этот риск неоправдан. Зачем? И так цели Москвы достигнуты.

– Расскажите о тюркских народах Северного Кавказа. Какие основные конфликты и проблемы, чем заняты их национальные движения?

– Северо-кавказские тюрки – это карачаевцы и балкарцы, кумыки, ногайцы, в Южном Дагестане живёт многоазербайджанцев, которые также являются там коренным народом. Их политические и экономические элиты, как и у прочих народов российского Кавказа – коррумпированные, паразитические и связаны с Москвой, всецело от неё зависящие. При этом ни один из тюркских народов не имеет своей республики.

В КЧР и КБР тюрки поселены в «коммунальные республики» вместе с черкесами. При этом в КЧР во власти доминируют связанныес Москвой коррумпированные карачаевские элиты, в КБР – такие же черкесские. Все общественные организации карачаевцев и балкарцев финансируются и тесно связаны с местными "элитами", т.е. местным бизнесом и чиновниками своей национальности, и, таким образом, являются частью выстроенной Москвой коррупционно-паразитической системы власти и перераспределения бюджетных средств. Эти "элиты", в целом, довольны существующим положением, то есть тем "куском пирога", который Москва разрешает им урвать.

В КЧР карачаевские "элиты" политически доминируют, в КБР положение балкарских "элит" тоже, по большому счету, вполне их удовлетворяет. Кроме того, земли, находящиеся во владении балкарцев, значительно приросли за годы Советской власти. Поэтому от общественных организаций карачаевцев и балкарцев не следует ожидать направленной против Москвы протестной активности или даже выдвижения культурных проектов, выходящих за рамки, официально одобряемые Кремлем.

Протестная активность среди карачаево-балкарцев проистекает из причин, общих для всего Кавказа: отсутствие социальных лифтов и клановость в распределении получаемых посредством Москвы средств. И выплескивается она через радикальный исламизм, а не через национальные движения. Карачаевские и балкарские общественные организации не интересуются проблемами других тюрок РФ. Балкарцы и карачаевцы не образовывали единый фронт даже друг с другом во время борьбы за власть и земли в КБР и КЧР.

Из действующих организаций в карачаево-балкарском общем движении можно выделить фонд «Эльбрусоид», который концентрируется на гуманитарных проектах и оказывает гуманитарное сопровождение проекту карачаево-балкарского единства. Сугубо балкарские организации в Кабардино-Балкарии, как правило, сконцентрированы на региональных проблемах, и их политическая повестка связана с непростыми взаимоотношениями балкарцев с кабардинской политической элитой. Среди общественно-политических организаций балкарцев ведущее положение занимает Совет Старейшин Балкарского народа.

Карачаевцы, безусловно доминируя в Карачаево-Черкесии, единственные, пожалуй, из северокавказских тюрок имеют политический вес в силу государственной субъектности. И поэтому не особо активны. Решив, более или менее, большинство своих политических проблем еще в 90-х, карачаевцы сейчас дальше гуманитарных проектов идти не желают, занимаясь, в общем, внутренним обустройством.

Гораздо хуже ситуация у ногайцев.

Из всех северо-кавказских народов ногайцы находятся,пожалуй, в самом тяжелом положении, и поэтому неудивительно, что их роль весьма велика и в вооружённом подполье Имарата Кавказ и в гражданских протестах. Именно ногайцы «запустили» в РФ «вопрос о хиджабе», т.е. начали протесты против запрета хиджаба в школе, отказавшись идти на какой-либо компромисс с властями. И эта протестная волна очень быстро захватила практически все регионы проживания российских мусульман.

Во время завоевания Российской Империей ногайцы подверглись геноциду, во время пребывания в составе России пережили несколько волн этнических чисток и насильственных депортаций. В результате сегодня на исторической родине проживает лишь около ста тысяч ногайцев, а в Турции, по словам одного из лидеров турецких ногайцев вице-губернатора Коньи Мустафы Алтынташа (Mustafa Altintaş) – около трех миллионов. Правда, большая их часть практически полностью ассимилирована, хотя, по словам Мустафы Алтынташа «в последние годы уровень национального самосознания ногайцев Турции растет».

В РФ ситуация с сохранением национального наследия ногайцев весьма плачевна. Ногайский язык не входит в обязательную школьную программу, и если изучается, то только факультативно. Лишь разговорный язык еще как-то сохраняется у части дагестанских, чеченских и ставропольских ногайцев за счет того, что они компактно проживают в сельской местности. Но очевидно, что как всякий язык малого народа, без государственной поддержки и обязательного школьного изучения он обречен на скорое исчезновение.

Колониальные методы управления со стороны Москвы привели ногайцев и к экологической катастрофе. В советское время в Ногайскую степь на зимовку ежегодно перегоняли или завозили на транспорте свыше одного миллиона голов мелкого и крупного скота из горных районов Дагестана, а также Чечни, Ингушетии, Северной Осетии и Грузии. Затем степи стали использовать для выпаса вообще круглый год. В результате около 70% всех пастбищ оказались сбитыми, а 25% земель – засоренными вредными и ядовитыми для животных травами. Самые интенсивно использовавшиеся под пастбища южные и юго-восточные участки Ногайской степи превратились в песчаные пустыни. Раньше эту катастрофу еще пытались как-то остановить, для укрепления песков проводились посевы трав, создавались сосновые, можжевельниковые и тисовые насаждения. Сейчас эти работы заброшены.

Еще одна серьезная проблема ногайского народа - его территориальная разобщенность. Государственность ногайцев, насчитывавшая несколько веков, была при завоевании Россией уничтожена (вместе со значительным числом самих ногайцев) и так до сих пор и не восстановлена. Еще при царской власти ногайцы были раздроблены по различным губерниям. В советское время их исторические земли – Ногайская степь в междуречье Терека и Кумы были снова административно разделены, и ныне ногайцы проживают в четырех субъектах: Дагестане, Чечне, КЧР, Ставропольском крае.

Территориальная раздробленность влечет и социальные проблемы: ногайцы лишены постов, должностей на крупных предприятиях и т.д. Многие, не от хорошей жизни, уезжают на заработки на Север – Новый Уренгой, Ханы-Мансийск уже превратились в центры расселения ногайцев.

Расселение ногайцев РФ согласно переписи 2010 года: Республика Дагестан — 40 407; Ставропольский край — 22 006; Карачаево-Черкесская Республика — 15 654; Астраханская область — 7589; Ханты-Мансийский автономный округ — Югра — 5323; Ямало-Ненецкий автономный округ — 3479; Чеченская Республика — 3444.

То есть, на Крайнем Севере уже проживает больше ногайцев, чем в некоторых местах их исторических земель. Можно говорить, что в Российской Федерации в постсоветское время происходит еще одна волна вытеснения и изгнания ногайцев с их исторической родины.

Общественное движение ногайцев.

Ногайцы вынуждены тратить энергию на поддержание внутриэтнических связей. А ставропольские и дагестанские ногайцы еще и сталкиваются с миграционным давлением народов нагорного Дагестана, и их общественная активность завязана главным образом на эту проблему.

Остро стоит и земельный вопрос, особенно в Дагестане, где местные власти просто изымают земли у ногайцев. Происходит это путем нехитрого трюка - исконно принадлежавшие ногайцам земли переводят в разряд отгонных пастбищ, таким образом отчуждая их и делая «землями общего пользования». Сейчас руководство Дагестана хочет узаконить юридически «земли отгонного животноводства», чтобы в последующем можно было на законном основании окончательно отобрать их у ногайцев.

При этом общественное ногайское движение слабо, в нём нет авторитетных лидеров, а протестующих граждански активистов давит сама же ногайская власть. То есть этнические ногайцы - главы районов и высокопоставленные чиновники. Активность ногайских активистов сведена к культурным проектам, при этом ногайские общественники не идут ни на какие конфликты с местной властью, выполняют все ее указания и пожелания.

Положение ногайцев и отношением к ним местных властей различается в различных республиках. Труднее всего ногайцам в Дагестане, хотя там проживает самая большая их часть. Там остро стоит вопрос земли, арендаторы большей части ногайской земли уже не ногайцы, а представители других дагестанских народов, а на нужды ногайских сельсоветов отчисляется лишь 20% налогов.

Положение ногайцев и других тюрок в Чечне.

Как сказал в разговоре со мной один чиновник правительства Чечни: «Тюрки в Чечне - это стоячее озеро которое постепенно зарастает тиной». Раньше, при Ичкерии, проживающие в Чечне тюрки – кумыки и ногайцы – были активны, особенно в рядах джамаатов, сейчас их общественная активность полностью сведена на нет. Лишь иногда администрация Кадырова привлекает их для показательного участия в каких-то мероприятиях.

При Ичкерии они получили второе дыхание стали чувствовать себя на своей земле, а сейчас они чувствуют себя как в гостях, как, впрочем, и все остальные не-чеченцы. Идет постепенное выдавливание инонародного элемента из Чечни. Это делается не специально, так получается в силу специфики устройства тех тейпов, которые сейчас у власти. Они везде ставят своих, но если представители не находящихся у власти чеченских тейпов еще могут устроится на работу, то у трюков и др. нацменьшинств вообще нет на это шансов. Они все выдавлены из мест где что-то можно заработать, даже кошары ногайцевуже перешли в руки чеченцев.

Взаимоотношения и взаимодействие ногайцев и тюркских народов Кавказа довольно слабые. Но ногайцы сейчас тесно контактируют с Турцией и Казахстаном, особенно много точек соприкосновения они находят с казахами, поскольку ногайцы приняли участие в этногенезе казахов, часть казахских родов ногайского происхождения. Память о чем жива и у них и у остальных казахов. В Казахстане многие – и власти, и общественники и ученые – считают ногайцев частью казахского народа.

Положение кумыков.

Кумыки – третья по численности этническая группа в Дагестане после аварцев и даргинцев. В меньших количествах кумыки живут в Чечне, Ингушетии и Северной Осетии. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 года численность кумыков в Российской Федерации составляла 277 тысяч человек, в том числе в Дагестане - 232 тысячи человек. По данным Всероссийской переписи населения 2002 года численность кумыков в РФ составила 422 тысячи человек, в том числе в Дагестане - 366 тысяч человек. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, на Северном Кавказе проживают 460 тыс. кумыков. Всего в Российской Федерации проживает 503 тыс. кумыков.

Кумыки, проживающие в Чечне и Северной Осетии в общественной активности не особо заметны и будучи в меньшинстве в этих республиках встроенными в местные сообщества с отдельной повесткой пока не выступали.

Кумыки Дагестана сталкивающиеся с проблемой миграции народов нагорной части на территорию их компактного проживания. Вот как описал их проблемы представитель организации "Тенглик" Осман Аджиев: "Главные вопросы для всех нас сегодня - это земля и кадровый вопрос. На исконно кумыкской территории уже нет ни одного населенного пункта, где проживают исключительно кумыки. Возьмем такое крупное село как Аксай. Когда-то здесь обитали только кумыки, теперь их меньше половины, остальные – переселенцы из горных районов, которые уже стали претендовать на должности главы селения, председателя колхозов и так далее. Вот в таком мы в плачевном положении находимся",

По мнению представителей кумыкских муниципальных образований и сельских общин равнинных и предгорных территорий Дагестана, высказанном в их обращении к Путину, кумыкскому народу «грозит этноцид в результате ассимиляции и массового отъема территорий его исторического проживания».

По словам другого кумыкского активиста Рамазана Алпаута: «1 августа 1867 года была ликвидирована кумыкская государственность в лице Tarğu Şawxallıq (Шамхальство Тарковское). Прошло 148 лет с тех пор как кумыкский народ живет без своей государственности, которым наш народ обладал сотни лет. За эти годы произошло многое. С одной стороны, кумыков стало в десятки раз больше. Сегодня в России насчитывается около 600 000 кумыков.

Вместе с тем, нас очень настораживает ситуация с родным языком. Между последними двумя переписями произошло резкое значительное снижение числа говорящих на кумыкском языке. Мы считаем, что кумыкский язык не в должной степени представлен в СМИ, с введением ЕГЭ и возможностью сдавать его только на русском языке был поставлен крест на мотивации обучению родному языку, в том числе в качестве языка преподавания. Кумыкский язык не представлен в качестве языка обучения в средних специальных профессиональных учебных заведениях, а также в высших учебных заведениях. Нас не устраивает отсутствие кумыкского языка в делопроизводстве, судебной сфере, а также в государственной и муниципальной службе.

И наконец, самое важное - нас не устраивает то, что происходит в земельном вопросе в Республике Дагестан, где под видом отгонного животноводства вопреки законам Российской Федерации на землях с/х назначения строятся населенные пункты, которых уже сотни. Нескончаемая коррупция, клановость и откровенная дискриминация в кадровых вопросах значительной части населения Республики Дагестан ставят под угрозу дальнейшее развитие народов. Нам представляется важным обозначить перед государством именно в этот день главные проблемы кумыкского народа. Этот день для нас всегда останется важной вехой в нашей истории, а для государства он должен быть днём напоминания об ответственности перед кумыкским народом.

Еще одной важнейшей вехой в истории кумыкского народа должно стать создание национальной республики в составе Российской Федерации, что стало бы актом восстановления кумыкской государственности и справедливости по отношению к кумыкскому народу».

– Кавказские тюрки, учитывая их симпатию к Турции, могут ли повернуться спиной к Москве?

– В первую очередь следует спросить: что может вынудить тюрок повернуться спиной к Москве? - У тюрок Кавказа есть ряд нерешаемых годами проблем, ряд противоречий и нерешенных конфликтов – с центральной властью, с местными силами и с другими кавказскими народами.

Сегодня протестная активность уходит большей частью в русло радикального ислама. В меньшей степени - в борьбу за достижение конкретных локальных целей, в основном земельных конфликтов, или борьбу с представителями других народов за перераспределение поступающих из Москвы бюджетных средств. В этих случаях участники конфликтов апеллируют именно к Москве в качестве арбитра.

Тему тюркского единства поднимают, в основном, лоялисты Кремля. То есть, активисты, декларирующие свою лояльность к Москве, стремящиеся убедить ее, что обратить внимание на проблемы тюрок – в интересах Кремля, и что они сами готовы быть проводниками этих интересов в тюркском мире.

Что касается перспектив пантюркизма, то, по словам одного из представителей кавказский тюркских народов, карачаевскогоисторика и независимого журналиста Бориса Урусова (Черкесск) в данном мне интервью: «Что касается симпатий к Турции – если речь о северокавказских тюрках, то здесь эти самые симпатии есть небольшое преувеличение. Среди кавказских тюрок пантюркизм имеет слабые позиции. Симпатии к Турции есть, вроде как родственники и много чего еще из области гуманитарных интересов.

Но жизнь не ограничивается гуманитарной сферой, и в этой связи хочу отметить один момент – Османская империя даже на пике своего могущества не углублялась территориально вглубь Северного Кавказа дальше стокилометровой черноморской береговой линии. Нигде дальше побережья не было ни одного постоянного военного гарнизона или торговых поселений османов. Просто потому, что это неинтересно и невыгодно экономически. Крымские ханы, вассальные султану обеспечивали формальное влияние, и не более того.

Другое дело Россия, для которой Кавказский хребет является естественным географическим пределом, в который постепенно упирается среднерусская равнина. И для русских (как и Золотой Орды и Хазарского Каганата до них) прямой контроль над Северным Кавказом является критически важным и с точки зрения элементарной военной безопасности и с точки зрения присутствия на теплом Черном море. То есть, кроме Москвы сегодня, по большому счету, этой территорией обладать никому не интересно. А северокавказские тюрки живут на удалении от черноморского побережья от 400-500 км».

Москва, в целом, осторожна и сдержанна в своей политике по отношению к тюркским этническим меньшинствам, но одновременно сдерживает развитие их национальных движений.

Система межэтнических отношений на Кавказе была специально выстроена русскими еще со времен Российской империи так, что каждый из населяющих Кавказ народов поставлен в ситуацию, когда его интересы противоречат интересам его соседей, и власть Москвы необходима в качестве медиатора. В советское и постсоветское время эта система была еще более усовершенствована. Поэтому кавказские тюрки, как и прочие народы, завязаны именно на Москву. Благополучие местных элит зависит именно от благосклонности Москвы, Анкара и прочие центры тюркского мира для них скорее виртуальная реальность.

Если на заре русской истории русские князья получали ярлык на княжение в Орде, то теперь руководители живущих в РФ тюркских народов получают в Москве ярлыки, дающие им право на власть. Никакая Анкара заменить этого им не может. В случае ухода Москвы из региона они автоматически потеряют и власть. Поэтому сами местные "элиты" не допустят слишком сильных протурецких и пантюркистских настроений. А институты современного гражданского общества с одной стороны, и институты традиционного общества с другой, в среде современных тюрок недостаточно развиты для того, чтобы составить альтернативу выстроенной Россией системе власти.

О перспективах пантюркизма можно говорить в случае, если в РФ начнутся серьезные трудности, внутренний экономический или политический кризис, или если Россия столкнется с внешними вызовами.

Самые вероятные варианты:

Обострение российско-турецких отношений. Следует заметить, что признание Россией геноцида армян придало определенную нервозность российской политике Турции.
Усиление исламского фактора на Кавказе.
Новая маленькая (или большая) кавказская война России на Северном Кавказе.
Экономические и политические успехи Турции, в сочетании с экономическим кризисом в РФ.
При возникновении этих факторов кавказские тюрки могут повернуться спиной к России и развернуться в сторону Турции.

Следует также учесть, что карачаевцы и балкарцы хорошо помнят трагедию выселения в Среднюю Азию во времена СССР. Это выселение стало краеугольным камнем их национального сознания. И хотя реабилитация была полной, к тому же они получили немалые территории, отрезанные у черкесов той же Россией - но тот страх, тот ужас до сих пор жив в них. А значит, живо недоверие к Москве. Ногайцы тоже хорошо помнят геноцид конца 18 века, устроенный русскими войсками, от которого они так и не оправились, и последствия которого они ощущают до сих пор.

– Каковы взаимоотношения черкесов с тюркскими народами Кавказа?

– У разных тюрок разные взаимоотношения с черкесами.

Взаимоотношения между карачаево-балкарцами и черкесами можно назвать конкурентными. Оба народа были объединены в двух коммунальных республиках – Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, здесь и наблюдается конкуренция. Они не имеют какой-то основы для серьезной вражды, но необходимость делить доступ к ресурсам, главным образом, получаемым из Москвы бюджетным средствам, толкает на такой тип отношений – взаимная конкуренция. Но, в основном, она проявляется на уровне элит.

В КБР и КЧР столкнулись интересы карачаево-балкарцев и черкесов, оказавшихся на одной территории. Из-за тенденции спуска с гор, где ранее проживали тюркские народы, и из-за многократно уменьшившейся в результате русско-черкесской войны территорий черкесов, происходят трения, связанные, в первую очередь, с земельным вопросом. Российское законодательство и практика в этом вопросе запутанная и коррумпированная. Если говорить об общих принципах территориального разграничения между двумя народами, то балкарцы и карачаевцы хотели бы разграничения по нынешней территории расселения, черкесы считают, что многие их земли были при царской и советской власти переданы другим народам, и хотя вернуться к ситуации до окончания русско-черкесской войны.

Есть ещё ряд болевых точек, которые не позволяют сблизиться карачаево-балкарцам и черкесам: репатриация, кадровые вопросы, разный взгляд на культурно-историческое наследие.

Соседям по коммуналке, как это обычно бывает, есть что предъявлять друг другу – это и было изначальной целью большевиков при создании «национальных коммуналок».

В КЧР это ярко проявилось во время первых президентских выборов, когда на этот пост претендовали Дерев (черкес) и Семенов (карачаевец). Абазины, третий по численности коренной народ в республике, тогда были на стороне черкесов. Президентом стал карачаевец, и с этого момента карачаевцы постепенно стали доминировать во всех властных структурах.

В КБР ситуация иная, там балкарцы, наоборот, находятся в меньшинстве. Но разногласия между карачаево-балкарским и черкесским национальными движениями отнюдь не являются фатальными.

По мнению независимых черкесских активистов, тот факт, что черкесские республики являются коммунальными квартирами вместе с карачаево-балкарцами, не препятствует объединению Черкессии в единый субъект, чего они добиваются.

Вот высказанное мне мнение одного из лидеров независимого черкесского движения в РФ:

«Нет, я не считаю, что совместное нахождение черкесов в одной республике с карачаевцами или балкарцами препятствует объединению Черкессии в единый субъект. Республики эти были созданы уже после того, как черкесы были уничтожены в основной своей массе. А на роль надзирателей и контролёров над черкесами ставили казаков в первую очередь. Здесь мы уже наблюдаем именно конкуренцию развившихся численно тюрков и восстановивших численность черкесов на урезанной кратно территории.

Москва, естественно, заинтересована в перманентном противостоянии черкесов и тюрок, но и реально поддерживать тюрок ей вообще не с руки. Здесь, скорее, имеют место игры в патриотов местных тюркских лидеров, через шантаж возможным конфликтом утверждающим в регионе свою роль миротворцев и гарантов. Ну и для черкесов нынешние территории никоим образом не конечная цель - черкесы хотят вернуть под свой контроль Черкессию в исконных границах. А там уже найдется место и для тюрок, долгое время живших с нами в едином политическом пространстве».

Что касается простых людей, то ярко выраженной враждебности между ними нет, отношения, большей частью, ровные. Хотя в КЧР отношения карачаевцев и черкесов несколько напряженные, на уровне бытовой фобии. В КБР конфликт между кабардинцами и балкарцами на личном уровне существует только там, где это непосредственно касается земельных отношений, но, в целом, какое-либо напряжение не заметно, много межнациональных браков и совместных бизнес-предприятий.

Ногайцы соприкасаются с черкесами, т.к. в небольшом количестве ногайцы проживают в КЧР и Ставрополье. Отношения черкесов и ногайцев хорошие и тёплые. Скорее всего, это связано с общей трагедией и пережитым в один исторический период геноцидом. Черкесские националисты к ногайцам относятся уважительно, оба народа сближает память о геноциде, устроенном Российской империей, и память о том, что ногайцы, после истребления их Суворовым, нашли убежище у черкесов. Хотя в КЧР во время борьбы за место президента республики между черкесом Деревым и карачаевцем Семеновым, ногайцы в большинстве были на стороне карачаевца, как этнически близкого.

Черкесы и кумыки полностью разделены территориально и не соприкасаются практически ни в чем. В силу этого отношения ровные, нейтральные.

«Исторические войны»

Единственная точка конфликта между черкесами и кумыками существует на уровне идеологов, на уровне научных и псевдонаучных активистов. Кумыкские ученые оспаривают ряд выдвигаемых черкесами постулатов о роли черкесов в истории. Кумыки опровергают теорию политического доминирования черкесов на Северном Кавказе, отводя эту роль Кумыкскому Шамхальству.

Точка зрения большинства современных кумыкских и вообще тюркских историков состоит в следующем: В 15-17 векахс Тарковский Шамхал был главным союзником Крымского ханства на Северном Кавказе, и их политическое доминирование было очевидным. Даже в начале 18 века, при внутренних распрях, кабардинские князья шли к шамхалу для "разбора дел". К тому же черкесы не были единым политическим и этническим пространством, чем пользовались их противники. К началу 18 века усилилась роль России, и, как следствие, пророссийски ориентированных групп кабардинских князей, получавших военную и политическую помощь Российской Империи. И каспийский поход Петра также способствовал ослаблению Шамхальства.

Согласно взгляду, наиболее распространенном среди современных черкесских историков, именно Кабарда всегда была ведущей в военном и культурном отношении силой на Северном Кавказе.

Схожие разногласия существуют также между крымскотатарскими и черкесскими историками. Крымцы считают, что черкесские феодалы были вассалами Крымского Ханства, черкесы настаивают, что их отношения были равноправными, иногда враждебными, иногда союзническими.

Активная «историческая война» идет между карачаево-балкарцами и черкесами. При этом отдельные карачаево-балкарские историки выдвигают теории, которые находятся за гранью исторической науки. Впрочем, такого рода отклонения есть у всех северокавказских народов без исключения. Различия между историческими школами северокавказских народов самые банальные – центризм взгляда на историю, кто более влиял на развитие региона, на духовную и материальную культуру народов Кавказа.

– Как Вы расцениваете тюркский фактор в политики России и в политике внешних сил по отношению к России. Можно ли считать, что тюркский элемент превращается в рычаг давления на Россию?

– Особой заинтересованности внешних сил в разыгрывании тюркского фактора пока не видно. Возможно, потому, что тюрки не проявляли в постсоветские годы какой-либо повышенной пассионарности. Сегодня тюркский фактор не выступает как рычаг давления на Россию. Во всяком случае, прямой рычаг, и северокавказские тюрки как элемент этого рычага.

Пока Северный Кавказ в составе России устраивает всех и мировых и региональных игроков. Другое дело Южный Кавказ - богатый ресурсами и стратегически значимый регион, ворота в Каспийский бассейн. В отличие от Северного, сегодня на Южном Кавказе происходит столкновение интересов многих держав, конкуренция за влияние на регион. Но и здесь, в целом, три региональные державы – Россия, Иран и Турция – в своих взаимоотношениях ведут себя осторожно и сдержанно, выступая при возможности партнерами везде, где это возможно. И при этом ревностно относятся к появлению внерегиональных игроков.

Но если в ближайшее время какие-то внешние силы всерьез займутся Россией, то они, несомненно, будут использовать и тюркский фактор.

– Кто заинтересован во введении на политическую арену тюркского фактора?

– Возможность воздействия на тюркские народы России вполне реальна. В России тюрки - это никак не менее 10% населения. Причём они живут в стратегических для России местах добывания и транспортировки полезных ископаемых. При достаточной накачке темы и вливании сторонних денег, этот фактор может оказаться существенным рычагом. Хотя правительство Турции и «слило» крымских татар в вопросе Крыма, но это произошло в обмен на газовые договорённости – что ещё раз подтверждает силу такого рычага.

Я бы выделил три основных вектора:

Региональное соперничество в бассейне Черного моря с Турцией как членом НАТО, или глобальный конфликт со всем блоком целиком:
Обширную границу с Казахстаном и интересы, связанные с туркменским газом:
Внутренние тюркские регионы России, стратегически важные с различных точек зрения: Поволжье, Северный Кавказ, Якутия, Алтай.
Тюрки Северного Кавказа проживают в стратегически важном регионе, который находится в стадии отпадения от РФ. И тюрки могут сыграть в этом процессе важную роль, или ускорить его, или, наоборот, служить рычагом сохранения влияния России, затормозить отторжение Кавказа.

Кто может захотеть использовать тюркский фактор?

Это, теоретически, могут быть: США и ЕС, вместе или по отдельности, с разной степенью координации между ними. Китай. Украина. Иран. Турция. Азербайджан. Грузия. Может играть на российском тюркском поле и Казахстан, хотя пока мы не наблюдаем хоть каких-то его движений в этом направлении.

Грузия строит свою северо-кавказскую политику с опорой на ингушей и черкесов. Имея ввиду, кроме всего прочего, осетин и абхазов. Дагестан и Чечня считаются в Грузии слишком «исламистскими»,и потому непредсказуемо опасными. Кавказских тюрок, как отдельный фактор, Грузия пока не замечает вообще. Но, если грузинская северокавказская политика активизируется, что возможно, тогда она обратиться и к тюркскому фактору. На тюркском поле грузины могут добиться не меньших успехов, чем на ингушском и черкесском.

Турция и Азербайджан.

Даже при отсутствии каких-либо конфликтов с Россией, и даже при самых дружественных с ней отношениях, естественные интересы в тюркском мире есть у Турции и Азербайджана, и они будут их развивать в любом случае.

Азербайджан тесно связан с Дагестаном, в первую очередь, конечно, с Юждагом, но и с северным Дагестаном тоже. Он уже во многом определяет происходящие там процессы, и сам от них зависит. Поэтому вовлеченность Азербайджана в кавказские дела неизбежна. Возможности его влияния там велики. Напомню, что Россия уже передала Азербайджану часть своей территории – несколько лезгинских сел в Дагестане. Путинская РФ отдавала свои земли лишь двум странам – Китаю и Азербайджану. Место Азербайджанав этом ряду говорит само за себя.

Потенциальные интересы и возможностиТурции, думаю, понятны, и не нуждаются здесь в детальном разборе. Отмечу лишь один момент: Турция, самая крупная тюркская страна –лишена прямого территориального контакта с другими тюркскими государствами и народами.Их от Турции отделяют Грузия и Армения, находящиеся под контролем России.

Если Россия потеряет возможность контролировать Грузию и Армению, и они или войдут в состав западного блока, или же окажутся в зоне влияния Турции, то она получит через территорию двух этих государств, или хотя бы одного из них, возможность прямого сообщения с Азербайджаном. А это означает прямой доступ к Каспийскому морю и далее – к Туркестану, т.е. центрально-азиатским тюркским государствам и уйгурам Китая. Также открывается вектор на Северный Кавказ, и далее к тюркам Поволжья, Алтая и к тюркам Сибири (Хакасия, Тыва, Алтай, Якутия-Саха, шорцы, сибирские татары и др.). И, разумеется, выход на Иранский Азербайджан.Практически все тюркские народы и абсолютно все самостоятельные тюркские страны окажутся в единой территориальной связке.

Потенциальные возможности, опять же, очевидны. В этой связи особую значимость приобретают армяно-турецкие переговоры об урегулировании отношений. Думаю, этот «фактор территориального тюркского единства» является главной причиной, по которой Армения оказалась государством, наиболее зависящим от России, где контроль Москвы наиболее силен. Собственно, Армения стала единственной постсоветской страной, которую Москва взяла под свой полный контроль.

Есть еще одно следствие значимости этого «фактора территориального тюркского единства».Поскольку главным, а, по сути, и единственным фактором, удерживающим Армению в орбите России, является армяно-азербайджанский конфликт из-за Карабаха, то Москва сделает все возможное и невозможное, чтобы он продолжался вечно.

Территория Грузии также дает выход на Азербайджан и Северный Кавказ. Надо полагать, что этот факт также являлся одной из причин того, что Москва столь болезненно реагировала на уход Тбилиси из-под своего влияния, и приложила столь много усилий для возобновления своего контроля над Грузией. Включая прямые военные действия и выделения миллиардов долларов (через российского бизнесмена Иванишвили, а до него других олигархов грузинского происхождения) на свержение Саакашвили.

Иран.

Иран в последние годы потихоньку наращивал свое культурное и религиозное влияние на Южном и Северном Кавказе. Стараясь при этом не раздражать Москву. Можно быть уверенным.что после снятия санкций степень этой активности усилиться. Но Тегеран будет избегать конфликтов с Москвой на этом направлении, осторожно подготавливая почву для экспансии в будущем.

Украина.

Украина потенциально имеет очень мощные рычаги влияния на Северный Кавказ. Географическая близость, наличие украинский диаспоры на Кавказе и диаспоры большинства кавказских народов в Украине, кубанское казачество, связанное с Украиной языком и происхождением, экономические контакты, исторические связи между Украиной и Кавказом, уходящиев глубь веков и укрепившиеся за советские и постсоветские годы, общий опыт вооруженной борьбы с российской агрессией. Если бы правительство Украины или украинские органицации начали бы проводить активную политику на кавказском направлении, они смогли бы быстро создать мощный рычаг давления на Кремль и рычаг укрепления своего влияния в мире. Но пока никаких движений в этом направлении в Украине не происходит.

США.

При Обаме не приходится ждать каких-либо серьезных действий и в отношении Северного Кавказа и самой России. Но преемник Обамы, кем бы он ни был, неминуемо начнет проводить более активную политику в отношении РФ. Возможно, Америка обратит свое внимание и на Северный Кавказ. Возможно, из этого выйдет даже что-то путное.

У ЕС реальной внешней политики нет и не предвидется. Все внешнеполитические инициативы Евросоюза заканчивались ничем. Но если к властив США придет эффективная администрация – она может втянутьв свою динамику и европейцев.

Но это касается Северного Кавказа. На Южном, как и в тюркских государствах Центральной Азии, США препятствуют и будут препятствовать попаданию их в зависимость от России.

Но все вышесказанное верно только в том случае, если Путин не начнет еще одну безумную авантюру, подобную украинской. А этого исключить никак нельзя.

Вполне возможно, что Путин решит использовать последние полтора года пребывания Обамы у власти. Путин прекрасно понимает, что это самый катастрофичный для интересов США в мире президент в американской истории, и больше такого подарка от судьбы он не получит. И тут уж возможны любые варианты.

Китай активно и эффективно, при этом тихо и не привлекая к себе внимания, отстаивает свои интересы и расширяет зону своего влияния. В нее входят и Центральная Азия и энергетические и транспортные коридоры Турции и Южного Кавказа.

– Иран уже учитывает тюркский фактор. Впервые вместе с Турцией. В Тебризе в этом году прошла конференция тюркского языка, также Тегеран проводит идентичные мероприятия куда вовлечена тюркская тема. Почему тюркский фактор получает политический статус в этой географии?

– Что касается конференции в Тебризе, и вообще интереса в Иране к тюркским языкам, то здесь все логично. Азербайджанцев в Иране проживает больше, чем в Азербайджане, и они второй по численности, после самих персов, народ. А Тебриз – столица иранского Азербайджана. Азербайджанские кланы Ирана сильны, и в руководстве страны много азербайджанцев, включая высшего руководителя государства (Рахбара) аятоллу Али Хаменеи.

Однако Иран боится этнической консолидации тридцати миллионов иранских азербайджанцев. С другой стороны, он не может совсем игнорировать их культурные, и даже автономистские требования, чтобы не превратить иранских азербайджанцев во врагов правящего режима.

Имеется и внешнеполитический интерес. Тегеран учитывает тюркский фактор и в связи с Азербайджаном и с Турцией, в связи со своими противоречиями с Баку и Анкарой. Действия Ирана связаны с попыткой стать своим для остального тюркского мира в преддверии возможного в будущем прямого конфликта с с Азербайджаном и сегодняшнего регионального соперничества с Турцией. При этом Тегеран явно не хочет излишнего обострения отношений с Анкарой - Ирану необходим относительный лояльный член НАТО у своих границ.

– Израиль активен в черкесском вопросе, ваша активность в этом вопросе один из проявленных свидетельств тому. Подключается ли Израиль также активно к тюркскому вопросу?

– Израиль как государство никак не занимается черкесским вопросом и вообще Северным Кавказом. Моя деятельность – это сугубо моя частная инициатива. Ни с кем я свою активность не координирую, советов и пожеланий, а, тем более, указаний в черкесском вопросе не получаю.

Что касается тюркского фактора в мировом масштабе, то израильская дипломатия еще не оценила полностью его значение и перспективы. Многие в Израиле продолжают мыслить старыми категориями, преувеличивая роль Москвы, и не до конца понимая, что 21-й век кардинально отличается от 20-го, и что на историческую арену в качестве самостоятельных игроков УЖЕ вышли многие народы, ранее полностью подвластные России. Тюркские народы в первую очередь.

– Есть ли попытки объединить черкесские и тюркские организации?

– Несмотря на имеющиеся противоречия, черкесские и карачаево-балкарские общественные организации по многим вопросам находили общий язык, вырабатывали сходные политические платформы. Их отношения можно описать как отношения диалога при существующих объективных противоречиях. Но так было раньше. Сегодня общественная активность, в том числе и в национальном вопросе, в «коммунальных» черкесско-тюркских республиках почти сведна усилиями власти на нет, и когда проснется – неизвестно. Как, впрочем, вообще в РФ.

В Турции в последнее время идут переговоры черкесов с крымскими татарами и ногайцами. Особенно интенсивны контакты черкесов и крымских татар.

Национальные дискурсы обоих народов весьма схожи. В прошлом – свое государство, многовековое независимое существование, длительное военное противостояние с Российской империей, поражение, геноцид, изгнание с исторической родины и ее заселение колонистами из других районов Империи. Память об этих трагических событиях, надежда на возрождение на исторической родине народа – на этом замешана этническая идентичность любого черкеса или крымца. Турция является основной страной проживания для подавляющего большинства из них, но историческая родина контролируется Россией.

Первый шаг в данном направлении был предпринят турецкой "Инициативой за права черкесов" еще в 2013 году. Она предложила крымским организациям Турции, а также украинскому "Меджлису крымскотатарского народа" начать координировать усилия по отстаиванию прав своих народов. Весной 2014 года, на встрече в Стамбуле, лидеры турецких [черкесских - ah] и крымскотатарских организаций договорились о сотрудничестве, попутно публично осудив оккупацию Крыма Россией.

Контакты и работа по созданию совместных политических структур для лоббирования интересов крымских татар и черкесов продолжаются и сейчас. Лидер крымско-татарского народа Мустафа Джемилев встречался в Турции с представителями турецких черкесов.

Нельзя исключить и возникновения в недалеком будущем взаимодействия Азербайджана и черкесских независимых организаций России на антиармянской платформе.

Армяне составляют значительную часть населения исторически черкесских территорий, откуда сами черкесы были изгнаны. Причем число армян растет. Многие черкесские активисты убеждены (справедливо или нет – другой вопрос), что армяне целенаправленно заселяются туда Москвой и армянскими национальными структурами, причем именно в противовес возможному возвращению черкесов.

Кроме того, армяне составляют сильную конкуренцию местному бизнесу. Они берутся за любую работу, эффективны в качестве ремесленников и бизнесменов, сплочены. Поэтому армянские мигранты завоевывают все новые позиции в экономике черкесских регионов, вытесняя местных предпринимателей. Что еще более усиливает межнациональное напряжение.

Некоторые черкесские активисты были бы рады найти помощь в этой, как им кажется, проблеме у властей Азербайджана.

– В каких направлениях будут вестись работа с тюркским фактором Кавказа?

– Тюркский мир очень обширен, содержит в себе большой потенциал, и при этом раздроблен, он не координируется из единого центра, Между тюркскими народами даже на Северном Кавказе нет четкого взаимодействия, да и интересы и проблемы у них различны. Единства, тем более, нет и в масштабах всего тюркского мира. Поэтому различные мировые игроки пытаются использовать тюрок в своих интересах.

Если Турция будет развиваться такими же темпами, будут расти и ее геополитические амбиции. И значение тюркского фактора в ее политике будет возрастать. В дальнейшей перспективе, когда тюркский фактор обрастет внушительными экономическими и военными составляющими, возможно и появятся влиятельные силы и среди других составляющих тюркского мира.



Гюльнара Инандж
ethnoglobus.az
Автор: Авром Шмулевичскачать dle 11.3

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив