Черкесия и Крымское ханство. Часть 1 20:21 Суббота 0 3 634
22-12-2018, 20:21
История 3 634 0

Черкесия и Крымское ханство. Часть 1



Крымское ханство в первые 80-90 лет своего существования было далеко от той степени могущества, которое было присуще ему во второй половине XVI-XVII вв. Ханство не контролировало весьма значительные и развитые в экономическом отношении территории полуострова, занятые генуэзскими колониями и Готским княжеством. Более того, правители Большой Орды считали это новое отколовшееся ханство незаконным образованием и были близки к тому, чтобы ликвидировать его.
Позиции дома Гиреев укрепились после турецкого завоевания Каффы и Мангупа в 1475 г. Позиции дома Гиреев укрепились после турецкого завоевания Каффы и Мангупа в 1475 г. Тогда же подверглась нападению Копа, важное торговое поселение в нижнем течении Кубани.
В 1479 г. состоялась масштабная экспедиция османов в Черкесию. Флот отплыл от берегов Анатолии и в итоге неожиданной атаки османам удалось разорить ряд районов на западе Черкесии, включая Анапу и Копу.
В 1498 г. к Менгли-Гирею за помощью обратился князь Антонон (Айтек) и крымское войско приняло участие в черкесской междоусобице. Менгли-Гирей был воодушевлен тем обстоятельством, что группа черкесских князей во главе с Айтеком признала его сюзереном. В письме Ивану III хан не скрывал своего удовлетворения: «опроче Черкас дела нам нет; а и сами ведаете, Айтек в головах, черкасские князи и люди приехали и поминки (дань) привезли. Божиим милосердием то наше дело делается» (1). Но очень скоро ему пришлось убедиться, что черкесская страна и не помышляла о покорности.
Весной 1501 г. сын османского султана Байазида II, Мехмед, занимавший пост бейлербея Каффы, организовал поход в Черкесию. «Сын турского Махмет Салтан кафинской, - сообщал Ф. Ромодановский, - сее весны посылал ратью людей своих на Черкасы триста человек, да двести человек Черкас с ними ж ходили, которые у кафинского служат; а царев Муртозин сын с Азовскими казаки с ними ж ходил вместе на Черкасы; и Черкасы Турков всех да и Черкас тех Кафин-ского Салтана людей побили; а Муртозин сын утек, а людей у него многих побили» (2). Командиры азовского гарнизона, принимавшие участие в османской экспедиции, были убиты черкесами осенью этого же года.
Русский посол В. Коробов, направленный в Стамбул через Крым, в апреле 1515 г. сообщает о походе в Черкесию сыновей Менгли-Гирея: «царевичи ходили Черкас воевати» (3).
Бахадур-Гирей, сын хана Мухаммад-Гирея, в августе 1518 г. писал в Москву: «а не найдем своего недруга, и мы любезне к себе домов пойдем, а не найдем, ино ежегодная у нас война Черкасы, и мы тех пойдем воевати, молвя, да туде пошли есмя, и тебе бы ведомо было» (4).
19 января 1519 г. в Москву доставили грамоту Мухаммад-Гирея, адресованную великому князю, в которой сообщалось о самых неутешительных итогах похода Бахадур-Гирея в Черкесию: «а Богатырь царевич был, государь, в Черкасех, и Черкасы его, государь, побили; сказывают, государь, толко треть людей вышла из Черкас, а два жеребья (две трети) людей побита» (5).
Тем не менее, несмотря на разгром крымского отряда, нашлась какая-то группа лиц, которая поспешила присягнуть Мухаммад-Гирею. В марте 1519 г. в грамоте великому князю хан
сообщает: «из Черкас к нам послы приходили, да нам били челом, чтобы мы к ним послали, а они нам хотят дати подать; также где и недруг мой будет, и они на нашей службе со всею ратью хотят быти готовы. И яз к ним посла посылаю» (6). Отметим, что хан направляет к черкесам не наместника, а посла. Таким образом, речь не шла о прямом административном подчинении, но, скорее всего, о признании верховного сюзеренитета хана.
Первый действительно крупный поход против черкесов был совершен Сахиб-Гиреем I в мае-июне 1539 г. Поход был организован по распоряжению османского султана. Причиной стали нападения черкесов на османские крепости «Таман-ского острова». Санджакбей Каффы Халиль-бей предоставил суда для переправы через Керченский пролив в Темрюк. Но собственно военное участие османов было незначительным - порядка ста янычар. Ханский медик и советник Реммал-Ходжа сообщает, что 40-тысячное крымское войско переправилось через Кубань и достигло горы Хитибит. Здесь в ханский лагерь прибыл жанеевский князь Кансавук, являвшийся вассалом Сахиб-Гирея. «Обвинив адыг-ского правителя в потворстве нападению на османские крепости, - пишет А. М. Некрасов, - Сахиб-Гирей согласился помиловать Кансавука лишь за выкуп в общей сложности в несколько сот невольников в пользу хана, султана и лично наместника Халиль-бея».
Затем крымское войско двинулось вдоль линии предгорий и в одном из оставленных черкесами селений был захвачен в плен «знаменитый разбойник». Тот рассказал, что черкесские силы построили укрепление в селении Оргун и ждут появления противника. Более того, пленный черкес сам вызвался вывести крымцев в тыл черкесам. Оставив большую часть армии позади, хан во главе 10 тысяч воинов двинулся в горы. Через 4 дня тяжелого пути черкесский «Сусанин» привел крымцев к высокому обрыву напротив Оргуна, но спуститься к нему было невозможно. Сахиб-Гирей убивает проводника и с истощенным войском двинулся восвояси. В Темрюке он получил от Кансавука обещанных невольников. Упоминаемый в отчете Реммал-Ходжи жанеевский князь являлся отцом Сибока Кансауковича, установившего военно-политический союз с Москвой в 1555 г. (7).
В 1545 г. Сахиб-Гирей совершает два похода в Черкесию - один в ее западные районы, а другой - в Кабарду. Как и поход 1539 г., эти походы были совершены по распоряжению османского правительства. Поводом послужил отказ Кансавука выплачивать дань султану рабами. В составе ханского войска была османская артиллерия и янычары, вооруженные огнестрельным оружием. Санджак-бей Каффы обеспечил бесперебойную переправу через пролив на 300 судах. Решающую роль сыграла артиллерия: 10-тысячные силы жанеевцев были разбиты и рассеяны. Больше двух месяцев крымцы разоряли жанеевские земли и, согласно Реммал-Ходже, забрали с собой несколько тысяч пленных. Кансавук сумел избежать плена (8).
Если разорение этого адыгского княжества относится к весне 1545 г., то осенью настал черед Кабарды. Реммал-Ходжа, придворный медик и летописец Сахиб-Гирея, сообщает, что к его хозяину прибыл кабардинский князь Элбозду, потерпевший поражение в борьбе за власть внутри Кабарды, где его соперником являлся его двоюродный брат, не названный по имени.
Согласно Реммал-Ходже, 60-70-тысячная армия крымцев, включавшая небольшое число янычар, через Азов двинулась на Кабарду (как сообщал русский посол в Крыму, «идучи сего лето на далних Черкас на Хабартку»). Проводником выступил Элбозду. Он же выбрал удобное время для нападения, когда, по его словам, множество кабардинских крестьян под охраной воинов собирается в определенном районе для уборки хлебов. Элбозду сообщил также, что в той же местности земледельческими работами занимаются люди племени бужадук, то есть бжедуги.
Кабардинцев удалось застичь врасплох, но «бжедуги, насчитывавшие 10 тыс. человек, узнали о
нападении заранее и решили пойти на хитрость - начать переговоры с ханом, а ночью напасть на крымский лагерь. Войско Сахиб-Гирея расположилось, по словам Реммал-Ходжи, у реки Белх (Балк или Малка). Свой план бжедугам осуществить не удалось, так как хан с помощью Элбозду разгадал их замысел. Ночная атака на лагерь Сахиб-Гирея закончилась разгромом бжедугов, хотя Реммал-Ходжа особо отмечает их стойкость и отвагу (9).
В 1551 г., когда состоялся последний поход Сахиб-Гирея в Черкесию, бжедуги вновь упоминаются в похожем контексте - в качестве второстепенного, но очень важного фактора черкесского сопротивления. Поход 1551 г. был вызван нападением хатукаевских князей Эльока (Алегука) и Антанука, сыновей Джанбека, на османских подданных под Азовом. Это наступление было организовано по приказу султана. И вновь со своим повелителем в поход отправился Реммал-Ходжа, которому мы обязаны весьма ценной информацией о Черкесии середины XVI в.
Реммал-ходжа приводит самоуверенное заявление одного из братьев: «Хан, говорят, идет грабить нас, но мы поведем себя не как жанеевцы и кабардинцы. Он силен своими пушками, а мои пушки и пищали - крутые горы и быстрые кони» (10).
Подобно жанеевскому князю Кансавуку в 1539 г., хатукаевцы избирают оборонительную тактику и запираются со своими отрядами в «горах Бужадук». Черкесская крепость была взята после ожесточенного сражения, а один из князей - Антанук - попал в плен.


Сахиб-Гирей нанес тяжелые удары по большинству княжеств Черкесии: Жанетии, Хатукаю, Бжедугии, Бесленею и Кабарде. Все походы Сахиб-Гирея были осуществлены по прямому указанию Сулеймана Великолепного. И, по его же приказу, победоносный хан был убит сразу по возвращении из Черкесии, а на трон возведен ханский племянник Девлет-Гирей.
Султан Сулейман очень длительное время благоволивший к Сахиб-Гирею, к 1550 г. стал сильно тяготиться излишней самостоятельностью крымского вассала. Дело дошло до того, что Сахиб-Гирей высказывал открытое неудовольствие тем, что юрисдикция кафского санджака распространяется на слишком, по его мнению, значительную часть Крыма.
Порта направила Сахиб-Гирею фирман, которым ему предписывалось идти войной против мятежного черкесского племени Жанэ. Хан двинулся со всей татарской ордой через таманскую переправу в поход. Пока Сахиб-Гирей находится в Черкесии, его племянник Девлет-Гирей стремительно прибывает в Бахчисарай, где обнародуется султанский фирман о его назначении крымским ханом. Войска присягают новому хану, который хладнокровно умерщвляет не только Сахиб-Гирея, но и всю его семью, включая малолетних детей (11).
С середины XVI в., со времени правления Девлет-Гирея I, хронология крымско-черкесских столкновений выглядит следующим образом. В 1553 г. Девлет-Гирей предпринял поход в Черкесию, после которого писал польскому королю Сигизмунду-Августу, что вернулся из похода на пятигорских черкесов «з добычею великою» (12). Но уже в 1556 г. черкесы (по всей видимости, жанеевцы) захватывают османские крепости Темрюк и Тамань (13). В 1560-1561 гг. - ряд черкесских набегов на Крым. В 1567 г. - набег крымцев на Кабарду.
В 1570 г. калга Алди-Гирей наносит поражение Темрюку Идаровичу, который получает в битве смертельное ранение (14). В 1571 г. Девлет-Гирей захватывает и сжигает Москву.
В 1614 г. калга-султан Яман-Гирей разоряет семь селений в Темиргое. Русский источник говорит об этом: «крымской де царь Еман-Гирей-салтан с ратными своими людьми пришел войною на кумиргинские черкасы и повоевал 7 кабаков, а погромил де те кабаки оманом» (15). Уточнение, что кумиргинские селения были разгромлены «оманом», то есть обманом, свидетельствует о том, что данная военная акция была набегом, но не торжественно обставленным походом.
Черкесский воспитанник Мухамед-Гирей III в 1622 г. совершает поход в Черкесию. «Да сей де весны по первой траве крымской царь ходил в Горские черкасы для дани, что прежде всего черкасы давали ему дань, а ныне давать не почали; а было де в Горских черкасех с царем людей крымских татар три тысячи человек, а нагайцев Казыева улуса две тысячи, всего пять тысяч. И сперва с приходу царь у черкас кабак взял и черкас побил... А как царь пришел под другой кабак, и его черкасы самого побили, а побито крымских и нагайских татар добре много» (16).
Джованни да Лукка описывает в 1629 г. Черкесию как свободную страну, где он спокойно мог проповедовать католичество и сотнями крестить детей (17). Его собрат-доминиканец Эмиддио де Асколи в 1634 г. подтверждает независимый статус Черкесии: «Татары также воздерживаются ходить в Чиркасию, потому что там очень воинственный народ. Хан отправляется туда лишь в том случае, когда какой-нибудь знатный черкес позовет его на помощь, дабы мстить врагу своему, другому могучему князю... Но теперь чиркасы тоже огляделись, прошло уже много лет, как они перестали звать хана» (18).
Действительно, ханов могли не призывать очень длительный период. Кырымлы Хаджи Мехмед Сенаи, биограф Ислам-Гирея III (1644-1654), как об очень выдающемся событии сообщает о походе своего повелителя в Черкесию против «прославленного человека из черкесов по имени Хакчумук». Победу над Хакчумуком Мехмед Сенаи представляет как высшее военное достижение татар в Черкесии за последние два с половиной столетия: «После этого других черкесских эмиров охватили опасения и страх, да такой, что черкесские собаки, со времен Тимурхана не склонявшие свои головы ни перед кем, и беки всех племен и народов, превративших гору Эльбурз в свою твердыню, и все те, кто живет аж у Дербенда... и весь народ Дагистана были покорены» (20). Другие источники не подтверждают сообщения Сенаи об Ислам-Гирее III как о новом Тамерлане, устрашившем весь Северный Кавказ.

Канжальская битва
В 1703 г. султан Ахмед III (1703-1730) отстраняет Девлет-Гирея и ставит на ханство его отца Селим-Гирея, для которого это было уже четвертое восхождение на трон. Смещение Девлет-Гирея вызвало серьезное возмущение в правящих кругах ханства и привело к мятежу, охватившему не только Крым, но и правобережье Кубани. Выступление было подавлено и Девлет-Гирей укрывается в Кабарде. Его бегство под защиту своих вассалов может быть расценено нами как следствие особых доверительных отношений с кабардинцами. В июне 1703 г. крымское войско во главе с калгой Гази-Гиреем подошло к границам Кабарды, но до войны дело не дошло. Девлет-Гирей сдался, был привезен в Крым, где предстал перед отцом, покаялся и был прощен.
В 1707 г. только что взошедший на трон Каплан-Гирей направляет отряд под командой калги Менгли-Гирея в Кабарду для сбора дани за убийство Шахбаз-Гирея. Выполнение этого законного требования сопровождалось насилием и произволом. В результате хамского поведения калги «местное население восстало, и татар, расселенных по домам, ночью вырезали. В Крым вернулось несколько человек во главе с Менгли-Гиреем».
Истребление отряда калги стало причиной большого похода Каплан-Гирея 1708 г. Йозеф Хаммер, на основании сведений османского историка Рашида, указывает, что численность ханской армии составляла 20 тысяч воинов: 6 тысяч ногайцев из Бессарабии, 1500 сегбанов (ханских гвардейцев), 3 тысячи сипахов, 5 тысяч черкесов из Камюркой (Темиргоя) и еще неопределенное число ногайцев20. По свидетельству русского посла в Константинополе П. Толстого, султан предписал хану собрать 30 или 40 тысяч татар и самому возглавить поход - «оных черкес разорить и жилища их пожечь» (21).
В сентябре 1708 г. огромная армия крымцев была внезапно атакована и наголову разбита кабардинцами во главе с Кургоко Атажукиным. Каплан-Гирей, получив после Канжала еще один жестокий удар на Гунделене, с несколькими тысячами ретировался в Крым. Султан отправил его в ссылку, а на крымский трон во второй раз взошел Девлет-Гирей II. Каплан-Гирей еще дважды будет занимать трон, а Кабарда останется для него неразрешимой проблемой.
Масштабы поражения ужасали. Согласно донесению российского посла в Турции П. А. Толстого практически весь турецкий корпус Муртазы-паши, находившийся в составе крымской армии, был уничтожен: «А со оным пашею янычан и турчан возвратилось в Керчь всего человек с тритцать, а прочие все тамо пропали, каторых было с ним всего больше четырех тысяч турок конных и янычан» (22).
Общие потери оценивались современниками в 40.000 (Мотрэ), 5.000 (Главани), 40.000 (Кантемир) (23). Турецкий историк Фындыклылы отмечал: «История Крымского ханства не помнит такого поражения» (24).
Канжальская битва стала определенным рубежом во взаимоотношениях Кабарды и всех адыгов с Крымским ханством. Кабардинские княжества обрели полную независимость. Этот свой статус им пришлось еще не раз подтверждать на поле боя. В западных областях Черкесии политическая зависимость от ханства приобрела совершенно формальный вид.
При Селим-Гирее II калга Шагин-Гирей совершил в 1743 г. успешный рейд в Черкесию, где захватил порядка 700 пленников. О масштабах похода говорит то обстоятельство, что с каждых трех татарских домов был мобилизован один всадник (25).
28 июня 1747 г. сообщается, что от крымского хана «отложились темиргойцы, абазыкеи (абадзехи), бжедухи, сапсых (шапсуги), убых» (26). В апреле 1751 г. в рапорте премьер-майора И. Барковского абадзехи охарактеризованы, как грозная сила не подконтрольная крымскому хану (27). В мае 1753 г. русский источник сообщает, что Большая Абаза и Шапсо к крым-скому хану «ни малейше не подданы» (28). В 1758 г. темиргоевцы участвуют в мятеже ногайцев (29).

Усть-Лабинское сражение
6-го июня 1761 г. происходит сражение у современного Усть-Лабинска, в ходе которого победа достается темиргоевцам. Предыстория Лэбэпэ зау - «Усть-Лабинского сражения» - песня о котором сохранилась в черкесском фольклоре такова. В 1760 г. темиргоевцы атаковали свиту абазинского-башильбаевского князя Игебокова, сестра которого являлась матерью хана Крым-Гирея. В результате стычки абазинский князь погиб. «Крымский хан, - сообщал комендант Кизляра И. Ф. де Боксберг 28 июня 1761 г. астраханскому губернатору В. В. Неронову, - на темиргуйцах ищет крови родного своего дяди, Башилбайского владельца... Весьма великое сражение у тех войск было и многочисленно крымского войска темиргуйским войском побито и ранено, да и в реке Лабе потонуло, причем де потонул аги Ислама Тагетова брат, который в Крыму перед всеми весьма славным воином именовался. А в плен темиргуйцами взято агов три, ширинов - две, да мурз двоя, а протчего всякого звания народу более трехсот человек; но чрез тамошней де народ слышно, что взято мирз и протчего народа наиболее вышеописанного...» (30).
Отношения Крымского ханства и Черкесии в период правления Мухаммад-Гирея (1515-1523) охарактеризованы польским послом в Крыму Мартином Броневским: «Область Пятигорская или Колхида, простирается до самого моря Каспийского или Гирканского. Она покрыта высокими хребтами гор и лесами, которые видны с той оконечности. Народ свободен, имеет многих предводителей очень храбрых, которым подчинено каждое племя и даже семейство». Отметив независимый статус пятигорцев, а в употреблении Броневского под этим именем имеются ввиду все адыги, автор подчеркивает в другом разделе своего сочинения, что пятигорцы участвуют в походах хана.
В разделе о хан-ских советниках и придворных: «Хан наиболее любит содержать при себе черкесов, ногаев и пятигорцев, которые трудолюбивы, крепки, храбры и воинственны. Отличным он назначает годовое жалованье и дают подарки; часто двор бывает наполнен ими». В разделе «Войско крымского Хана» Броневский как две отдельные группы указывает черкесов и пятигорских черкесов, что говорит о том, что автор имел представление о разделении Черкесии на две части - Западную Черкесию и Кабарду: «Из жителей Таврического полуострова перекопские и крымские, азовские, ногай-ские, черкесские данники и союзники, князья пятигорских черкесов, служащие на жалованьи, равно как и вольные должны немедленно являться к Хану по его требованию и принимать участие в войне» (31).
Очень важное описание в том плане, что в нем отмечено несколько типов отношений, связывавших черкесов с ханом: одни из них - данники, а другие - союзники; кто-то получает жалованье, а кто-то вольный. Среди западно-адыгских князей, являвшихся на поддержку хану, было две категории: данники и союзники. Определение «служащие на жалованьи, равно как и вольные» употреблено сразу за пятигорскими черкесскими князьями, что подтверждает большую степень политической самостоятельности князей Кабарды.
О том, что власть хана на территории Черкесии не была институализированна писал В. Д. Смирнов, один из наиболее авторитетных российских историков Крыма: «Эта зависимость никогда не выражалась в определенных и правильно организованных формах практического осуществления ханской власти над землями, лежащими вне пределов Крымского полуострова... ханы, увлекаемые жаждой еще большей наживы, делали беспрестанные набеги на бедных черкесов, придираясь ко всякому случаю и невзирая на явную покорность их. Впрочем, иногда эти набеги недешево обходились Гераям, и некоторым они стоили даже жизни... Случалось и так, что в критические моменты члены Герайской фамилии, даже сами ханы, искали убежища у тех самых черкесов, на которых они в другое время нападали по самым ничтожным поводам» (32).
Автор последней трети XVII века Хюсейн Хезарфенн (в русской историографии чаще Гезарфенн), крупный историк и комментатор законов осман-ского государства, в главе девятой своего труда, посвященной Крымскому ханству, отмечал: «Последним черкесским племенем, живущим в округе Тамань, в которое великое государство назначает кадиев, являются черкесы жанэ. Ими предписания шариата в какой-то мере исполняются. Их нельзя обращать в рабство» (33).
Как видим, к концу XVII в. властные прерогативы ханства на черкесских землях не усилились со времен Мухаммад-Гирея, то есть с начала XVI в. Единственным подконтрольным княжеством оставалось Жане. Но и здесь отношения колебались от видимости подчиненности до открытой враждебности.

Черкесская община Крыма. Черкесские мамлюки в крымской армии
Начиная с золотоордынской эпохи в Крыму существовала весьма влиятельная группа черкесских феодалов. Черкесская династия правила крымской Готией (1403-1475), черкесский князь Миллен был владельцем Восперо (Керчи) в 30-е гг. XIV в. Жанкасиус Зих или Черкес-бек (Зиха-бей) занимал пост ордынского наместника Крыма в 80-е гг. XIV в. Значительное число черкесов проживало в генуэзских городах полуострова и, в первую очередь, в Каффе.
В архиве Посольского приказа сохранилось весьма любопытное сообщение о панике среди
черкесов Крыма, вызванной смертью Менгли-Гирея, когда многие представители этой общины поспешили в Керчь с тем, чтобы переправиться на черкесскую сторону пролива: «и в Керчь пришла весть в понедельник на святой неделе, что Менли-Гиреа царя в животе не стало; а тут в Керчь прибегли многие черкасци из Крыма, ино деи к ним прислал во вторник на святой неделе болшей сын Менли-Гиреев, Магмед-Гирей с грамотою, чтоб они жили по своим местом потому же, как жили при отце его» (34).
Обращает на себя внимание, что наследник трона Мухаммед-Гирей очень оперативно отреагировал на бегство черкесов и уже на второй-третий день после того, как обозначилось их скопление в Керчи, послал к ним своего представителя с письменным обращением о том, что при новом хане им гарантирована такая безопасность проживания в Крыму, как и при старом хане - его отце. Только из этого сообщения, даже не имея других источников, можно сделать вывод о проживании в Крыму при хане Менгли-Гирее какого-то значительного числа выходцев из Черкесии. В то же время, они не чувствовали себя в полной безопасности и такое беспокойство следует, прежде всего, пояснить недружественными отношениями между ханством и Черкесией.
М. Я. Чореф, анализировавший тамги, начертанные над входом в башню Кыз-Кулле, расположенную рядом с Мангупом, приходит к выводу о том, что эта башня принадлежала черкесскому княжескому роду Болотоковых: «Весьма вероятно, что верхняя часть западного бассейна реки Бельбек в XV-XVI вв. принадлежала представителям племени темиргоевцев, феодальным гнездом которых и было укрепление Кыз-Кулле» (35).
В 1793-94 гг. академик Паллас путешествовал по Крыму и заметил, что поместье Кара-иляз принадлежит фамилии Адиль-бей Балатукова и «может назваться одним из лучших во всей Таврии не только в отношении своей романтической местности, но и по удобству и по превосходству своих садов» (36).
Измаил Мурза Муфтийзадэ в исследовании, посвященном службе крымских татар в российской армии после 1783 г. подчеркивает особый статус двух фамилий черкесского происхождения - Балатуковых и Хункаловых. В период войны с Наполеоном симферопольским конно-татарским полком командовал майор Кая бей Балатуков, а Перекопским полком - майор Ахмет бей Хункалов. За проявленные отличия в блокаде и взятии Данцига командир Симферопольского полка князь Балатуков был произведен в генерал-майоры (7 декабря 1813 г.). Таким образом, он стал первым генералом российской армии из числа крымских татар.
Муфтийзадэ отмечает, что родоначальником фамилии Балатуковых был Аджи Бекир бей Болатин оглу из владетельных князей Большой Кабарды, прибывший с Кавказа при Каплан-Гирее в 1709 г. И «почти в одно с ним время прибыл оттуда же и принадлежавший к роду тех же князей Хункал бей, родоначальник фамилии Хункаловых» (37).
Из князей Большой Кабарды, которые известны все без исключения, в 1709 году никто в Крым не переселялся и князей с такими именами мы в этой черкесской области не знаем. Зато в составе армии Каплан-Гирея упоминаются 5 тысяч темиргоевцев, которые, что совершенно очевидно, должны были руководиться князьями Болотоковыми. Поэтому после разгрома Каплан-Гирея в Большой Кабарде в 1708 г., какой-то темиргоевский князь мог переселиться в Крым. Его туда мог выдавить другой представитель владетельного рода, заручившись поддержкой князей Большой Кабарды, а также антикрымской партии внутри Темиргоя.
В районе Карасу-базара Челеби зафиксировал небольшое черкесское селение: «Стоянка селение Черкес. Это деревня на высоком холме с одной мечетью и ста черкесскими домами» (38).
Анонимный турецкий автор в 1740 г. отмечает значительное черкесское присутствие в Джане (Джанкое): «Это значительное село, расположенное на большой реке, которая впадает в Азовское море. Оно защищено направленным к реке рвом. Там находится Ак-Чибукбег [?], вассальный вождь черкесского хана, который командует войском, составленным из людей 300 черкесских сел» (39). Учитывая крымско-татарскую тран-скрипцию Джаней для обозначения княжества Жане и жанеевцев (40), мы можем предположить, что в названии Джанкой отобразилось название адыгского субэтноса. В таком случае Джанкой означает «джанское/жанское село».
Ко времени правления Сахиб-Гирея относится основание корпорации капы-кулу. В. Д. Смирнов подчеркивает, что «в учреждении высшего военного штата так называемых капы-кулу, которые представляют совершенное подобие турецких янычар, особенно обнаружилось подражание Сахыб-Герая османским порядкам». Главное сходство состоит в комплектации из рабов, в крымском случае - «преимущественно из черкесов» (41).
Точная дата основания корпуса капы-кулу в источниках не называется. Но то обстоятельство, что он основан именно при Сахиб-Гирее и указание на черкесов, как основной элемент, может являться косвенным подтверждением правдивости свидетельств Реммал-Ходжи о значительности поражения, которое нанес черкесам Сахиб-Гирей.
Военно-служилое сословие капы-кулу, рабского происхождения, формировалось по типу капы-кулу или янычар в Турции. Челеби указывает, что численность капы-кулу в ханстве равнялась некогда 12 тысячам воинов, а в его время не превышала 3 тысяч: «Это целый полк из детей абхазцев, черкесов и грузин. Роду Османов от них никогда не случалось измены». Время основания крымских капы-кулу Челеби относит к периоду правления Менгли-Гирея, которому их предоставил султан Баязед «в качестве воинов-стрелков из ружей». Но главной их задачей, по всей видимости, являлась охрана османских интересов и присмотр за лояльностью хана (42).
По наблюдению В. Д. Смирнова, «эта гвардия, сплотившись в сильную корпорацию, потом имела иногда решающее значение в участи ханов - быть или не быть им на троне» (43).
В истории ханства XVII-XVIII вв. особенно знамениты капы-агасы Сефер-Гази-ага и его сын, а также Мердан-Али-ага, который также наделил своего сына значительными полномочиями.

Мердан-Али-ага был приближен к династическому дому Гиреев. Его сестра была одалиской Селим-Гирея I, правившего четыре раза. От этой женщины у Селим-Гирея был сын Каплан-Гирей, впоследствии правивший дважды. Своей карьерой среди более старших и преуспевавших братьев Каплан-Гирей был всецело обязан своему дяде по матери - Мердан-Али-аге. Последний многократно одолевал просьбами хана Девлет-Гирея II, также сына Селим-Гирея, во время его назначения в 1698 г., чтобы тот в обход старших братьев, назначил на пост нур-эд-дина Каплан-Гирея.
Девлет-Гирей II упорствовал в своем нежелании нарушить принцип старшинства. Тогда Мердан-Али задействовал свои связи в Порте и хана попросил насчет Каплан-Гирея крупный придворный чин, приехавший с подтвердительной грамотой о назначении Девлет-Гирея ханом. Тот не смог отказать османскому послу и дал согласие на назначение Каплан-Гирея, но как только вельможа покинул Крым, хан выразил свое негодование Мердан-Али. После полученного выговора, Мердан-Али вместе с племянником-ханычем бежит в Кафу, где за них заступается османский наместник. Затем они отправляются в Стамбул. Здесь им помог каймакам Черкес Осман-паша, бывший когда-то невольником у Селим-Гирея и обязанный ему началом своей успешной карьеры в Порте. Черкес Осман-паша «любезно и предупредительно принял Каплан-Гирея и послал рапорт в Адрианополь». Девлет-Гирей требовал выдать ему беглецов, но у Мердан-Али были свои значительные связи при султан- ском дворе и хану отказали. В итоге, Мердан-Али отправился в почетную ссылку на остров Лемнос, а Каплан-Гирей поселен в районе проливов (44).


Примечания:
1. Некрасов А. М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV - первая половина XVI в.). М, 1990. С. 71.
2. Там же. С. 73-74.
3. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымом, ногаями и Турцией. Т. II. 1508-1521 гг. Изданы под редакцией Г. Ф. Карпова и Г. Ф. Штендмана // Сборник Русского Исторического общества. Т. 95. СПб., 1895. С. 144.
4. Там же. С. 516.
5. Там же. С. 607.
6. Там же. С. 635.
7. Некрасов А. М. Международные отношения... С. 104.
8. Там же. С. 107.
9. Там же. С. 107-108.
10. Там же. С. 110.
11. Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты. Т. 1. М., 2005. С. 317.
12. Кабардино-русские отношения: Сб. док. М., 1957. Т. 1. С. 6.
13. История народов Северного Кавказа. Т. 1. М., 1988. С. 318.
14. КРО. Т. I. С. 22-23.
15. Там же. С. 90.
16. Цит. по: Дзамихов К. Ф. Кабарда и Россия в политической истории Кавказа XVI-XVII вв. (исследования и материалы). Нальчик, 2007. С. 202-203.
17. Аталиков В.М. Путешествие итальянца по Черкесии в 1629 г. // Культура и быт адыгов. Вып. VIII. Майкоп, 1991. С. 146-151.
18. Асколи Э. Д. де. Описание Черного моря и Татарии // АБКИЕА. С. 63.
19. Кырымлы Хаджи Мехмед Сенаи. Книга походов / Пер. К. А. Усейнова. Симферополь, 1998. Цит. по: http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Kyrymly/text.phtml?id=767.
20. Канжальская битва и политическая история Кабарды первой половины XVIII века. Исследования и материалы. Нальчик, 2008. С. 431.
21. Сокуров В. Н. Из истории взаимоотношений Кабарды и Крыма в конце XVII - начале XVIII века // Сборник статей по истории Кабардино-Балкарии. Вып. 10. Нальчик, 1976. С. 37.
22. Донесение российского посла в Константинополе П. А. Толстого канцлеру Г. И. Головкину. 22 ноября 1798 г. // Канжальская битва и политическая история Кабарды первой половины XVIII века. Исследования и материалы. Нальчик, 2008. С. 339-340.
23. Канжальская битва... С. 407, 412, 419.
24. Там же. С. 411.
25. Смирнов В. Д. Крымское ханство. Т. 2. С. 67.
26. КРО. Т. 2. С. 143.
27. Там же. С. 175.
28. Там же. С. 188.
29. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. Извлечения. Нальчик: «Эль-Фа», 2001. С. 299.
30. Цит. по: Дзамихов К. Ф. Адыги: вехи истории. Нальчик, 1994. С. 91.
31. См.: http: // www.vostlit.info / Texts / Dokumenty / Krym / XVI / Bronevskij / frametext.htm. Текст воспроизведен по изданию: Описание Крыма (Tartariae Descriptio) Мартина Броневского // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 6. Одесса, 1867.
32. Смирнов В. Д. Крымское ханство. Т. 1. С. 270-271.
33. Хезарфенн Хюсейн. Изложение сути законов Османской династии / Пер. С. Ф. Орешковой. Текст воспроизведен по изданию: Османская империя. Государственная власть и социально-политическая структура. М., 1990: http://www.vostlit.info / Texts / rus4 / Hezarfenn / frametext.htm.
34. Сборник РИО. Т. 95. СПб., 1895. С. 140.
35. Чореф М. Я. Адыгские тамги средневекового укрепления Кыз-Кулле в Крыму // Археология и вопросы древней истории Кабардино-Балкарии. Выпуск 1. Нальчик, 1980. С. 112-120.
36. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 годах // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 12. Одесса, 1881. С. 136-137.
37. Муфтийзадэ Измаил Мурза. Очерк военной службы крымских татар с 1783 по 1899 год // Известия Таврической ученой комиссии. № 30. 1899. См.: http://www.moscow-crimea.ru/history/18_19vv/sluzba.html - последнее посещение 10.03.2009).
38. Челеби Э. Книга путешествия. Крым и сопредельные области. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века / Пер., вступ. ст. и комм. Е. В. Бахревского. Симферополь: «Доля», 2008. С. 151.
39. Турецкий источник 1740 г. о Валахии, Молдавии и Украине / Пер. М. Губоглу // Восточные источники по истории народов юго-восточной и центральной Европы. Т. 1. М.: Институт Востоковедения, 1964.
40. Остапчук В. Хроника Реммаля Ходжи «История Сагиб Гирей хана»как источник по крымско-татарским походам // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани (1223-1556). Казань, 2001. С. 397.
41. Смирнов В. Д. Крымское ханство... Т. 1. С. 313.
42. Челеби Э. Книга путешествия. Крым и сопредельные области. С. 101.
43. Смирнов В. Д. Крымское ханство... Т. 1. С. 345.
44. Там же. С. 477-479.

#runews #followfriday #rufollowme #confessionfriday #fact #russia #moscow #ukraine #lovefood #vk #love #live #usa #sexymonday #twitter, #iphone, #microsoft, #windows, #music, #photo, #minsk, #riga, #vkontakte, #bestsexsong

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

х