НЭМЫС ЖЕНЩИНЫ: 16:30 Воскресенье 0 1 604
14-01-2018, 16:30

НЭМЫС ЖЕНЩИНЫ:

Т. М. Керашев вспоминал: «Адыги ничего не жалели, чтобы как можно красивее одеть своих дочерей. Они считали, что красивая одежда обязывает девушку вести себя прилично, с достоинством. При этом у них вкус к одежде был изысканный, ничего лишнего, ничего аляпистого они не позволяли. Чувство меры ощутимо присутствовало во всех их нарядах...»

Итак, нести себя прилично и с достоинством – вот что предписывает адыгэ нэмыс девушкам и женщинам. Это главное, что определяет их форму поведения во всех случаях жизни. Форма поведения, наверное, диктовалась назначением в жизни, их социальной ролью. Женщины должны были быть красивыми, чтобы радовать взор, вызывать восхищение и поклонение. «...Она должна пленять всякого своей красотой, своими манерами, ловкостью, быть находчива...» – приводит слова дореволюционного грузинского ученого Л. Кипиани Ш. Д. Инал-Ипа.

«Дворянки щеголяли в богатых платьях, носили корсеты из тонкого сафьяна с золотом, ходили в красивых башмачках с инкрустациями... К признакам внешней красоты относятся хороший рост, стройность, высокая красивая шея, тонкая талия, узкие маленькие стопы и кисти с длинными пальцами и ногтями, белая кожа с розовым оттенком, высокий лоб, тонкие брови, большие сияющие, светлые или, наоборот, темно-карие миндалевидные глаза с длинными густыми ресницами, белые мелкие зубы, маленький рот... Считается, что девушки и женщины должны также обладать грациозной походкой и изящными манерами»,– пишет Ш. Д. Инал-Ипа в своих очерках.

«...Обращение черкесских девушек было скромно и исполнено достоинства. Красота их с давних пор не находила соперниц: правильные черты лица, стройный стан, маленькие руки и ноги, походка и все движения являли что-то гордое и благородное. Все, кто только мог видеть черкесских женщин, свидетельствуют, что между ними встречались такие красавицы, при виде которых невольно останавливаешься, пораженный изумлением», – писал Н. Дубровин в книге «Черкесы». .

Непременными атрибутами женской красоты считались также густые длинные черные или каштановые волосы на голове, заплетенные в две косы, извивающиеся по спине и доходящие почти до колен. Следует заметить, что распущенные волосы не допускались, осуждались. Норма этикета – волосы должны были быть туго заплетенными в косы – логически вписывается во все остальное поведение девушки, строго продуманное и взвешенное. Укорочение волос у девушки или у женщины, а еще хуже их снятие считалось глубоким оскорблением, надругательством, за которое следует обязательно отомстить тому, от кого исходили такие действия. Это дело ее братьев (родных, двоюродных и даже сводных и т. д.).

Помимо описанных выше качеств большое значение придавалось трудовому воспитанию женщин. В частности, воспитанница должна была быть «трудолюбива и искусна во всех домашних работах». Она научалась всему, что должна была знать каждая адыгская женщина: выделке сукна для бурок, черкесок и башлыков, изготовлению тюфяков, тканью материи для белья, шитью, кройке, шитью чувяк из сафьяна, вышиванию и др. Девушки и женщины отличались искусством рукоделия. Они готовили мужскую и женскую одежду из местных материалов, сами ткали ткань, вышивали золотом и серебром разные узоры. Помимо этого, девушки в пляске и пении бывали неутомимы. Их также приучали готовить различные изящные лакомства. Взрослых дочерей готовили к выходу замуж. Такая подготовка включала в себя, кроме всего прочего, необходимого по ведению домашнего хозяйства, умения: как себя держать со свекровью, свекром, золовками, деверями, как заслужить их любовь и расположение соседей, родственников мужа. Требовалось также высокое мастерство в шитье одежды и обуви, вышивании различных деталей одежды и предметов домашнего обихода. Причем одежда должна была быть точно рассчитана на того, кому предназначалась. Легендарные мастерицы умели делать это без примерки. Для этого отрабатывали глазомер – точность взгляда. НэкIэ къипщу – измерить глазами. И это при том этикете, который не одобрял у девушки открытый взгляд! Ей надо было умудриться найти удобный для этого случай (без встречного взгляда).

Воспитанием девочек у адыгов занимались только женщины. Особо необходимыми для девушки считались женственность, скромность, послушание. Сдержанность в выражении чувств. Их учили умению держаться с достоинством, оказыватъ старшим почтение. Согласно адыгскому этикету, женщина не могла себе позволить выбирать спутники жизни. Так же она не могла первой признаться парню в любви. Это считалось неприличным. Видимо, поэтому девушке желали: «НасыпыфIэ – лIыфI натIэ тхьэм уищI» – «Счастья и хорошего мужа пусть бог тебе дарует!» Следует заметить, что слова «лIы», «фыз» прямо адекватные русским «муж» и «жена» чаще всего заменяются более изысканным словом «щхьэгъусэ» – «спутник», «спутник жизни».

Желают: «ЩхьэгъусэфI зыхуэщын тхьэм уищI!»– «Чтобы тебе повезло на хорошего спутника жизни!» Есть еще более образное выражение: «Си гъащIэ гъусэ» – «Мой спутник по жизни», или «Мой спутник жизни». Возможно, что этими выражениями ранее обозначалась жена. Но с распространением эмансипации женщин словом «щхьэгъусэ» стали обозначать одинаково и супруга, и супругу, не задумываясь над содержанием. И употребляют его, также механически перемещая эпицентр семьи от него к ней и обратно, в зависимости от того, кого в каждом конкретном случае имеют в виду. Попутно нельзя не отметить, к сожалению, массового распространения за последние годы такой формулы, как «СилI», «Си фыз» – «Мой муж», «Моя жена», которые режут слух человека, воспитанного в традиционных манерах рыцарского «адыгэ хабзэ». В присутствии старших такие выражения в устах молодоженов звучат нескромно. Тем более что неприлично произносить имя мужа. Вот как объясняет этимологию формулы приветствия «ФIэхъус» Бгажноков Б. X.: «По всей вероятности, мы имеем здесь три лексических элемента, слившихся в один, а именно: ФIы (хороший, хорошо), хъу (стань, будь) и корневой морфемы «с», указывающей на достижение (ср. къэс, нэс). Таким образом, первоначально это приветствие могло означать: «Хорошим прибудь». Значение второй части формулы остается неясным. Это своего рода издержка опрощения приветствия и камень преткновения для ученых, занятых этимологией адыгских языков».
Адыгэ нэмыс определял и взаимоотношения членов семьи. Было установлено раз и навсегда, какие формы поведения, какие манеры общения в семье, какие поступки членов семьи по отношению друг к другу считались приличными, высоконравственными, какие терпимыми, а какие – безнравственными, аморальными. Особое внимание адыгэ нэмыс акцентировал на поведении молодой женщины, которая, будучи воспитана в другой семье, вошла в дом в качестве снохи. Изучалось негласно все: какое уважение она оказывает старшим – родителям мужа, как она это делает (формы обращения к ним, манеры обращения, проявляемые ею, внимание к состоянию их здоровья, внешнего вида. Насколько искренни ее добрые чувства к ним. Одним словом, на первом плане у снохи должны были быть родители мужа. А из них наипервейший – отец мужа «тхьэмадэ» – по-кабардински, а черкесы говорят: «пщы». За ним по важности следует мать мужа – «гуащэ». Затем, поскольку дети считаются по отцу, их дети: брат мужа – сын тхьэмады-пщы, именуемый пщыкъуэ. Сестра мужа – дочь тхьэмады-пщы – пщыпхъу. По адыгскому этикету сноха обходительна с ними, вежлива, предупредительна. Помимо этого она должна им придумать какие-то ласкательные имена, так как не принято вслух произносить их имена.

Родители любой девочки задолго до ее взросления и выдачи замуж воспитывали дочь так, чтобы она прочно усвоила данное правило. Произнесение хоть одного имени (свекра, свекрови, деверя, золовки, мужа) считалось признаком дурного воспитания и укорялось выражениями: «ПщыкъуэцIэ хуэбзыщIакъым абы»–«Не смогла удержать (в тайне) имени деверя»; «И тхьэмадэм и цIэр езым фIища хуэдэ!..» – «Назвала имя свекра, будто она сама дала ему это имя!»

В необходимых случаях вместо имени, на которое распространялся запрет, или же фамилии рода мужа использовались иносказательные выражения или же какие-либо прозвища – если не откровенно ласкательные, то, во всяком случае, деликатные. А. С. Кишев рассказал нам интересный случай: «В одном и том же селе жили взрослый парень и несовершеннолетняя девочка 15 лет. Родители парня послали сватов в семью девочки. В тот день дома была только девочка и ее бабушка. Последняя ответила сватам: «О какой помолвке может идти речь, когда она еще девочка, не может сохранить в тайне имя деверя («ПщыкъуэцIэ хуэбзышIынукъым»)». Родители парня второй раз послали сватов. Опять дома оказались только бабушка и девочка. Вновь бабушка ответила «Зи гугъу фщIым пщыкъуцIэ хуэбзышIынукъым» – «Та, о которой ведется речь, не сможет сохранить в тайне имя деверя». Сваты ушли. А девочке хотелось выйти замуж за того самого парня. Но по законам приличия она не могла открыто признаться своей бабушке. И через полчаса после ухода сватов она подбежала к бабушке и сказала:
— Нанэ, нанэ, гъэщIэгъуэн къэхъуащ.– Нана, случилось интересное.
— Сыт, си псэ закъуэ къэхъуар? – Что, моя душа, случилось? – спросила бабушка.
— КIуакIуэ къажэри жажэ ипхъуатэри пхъэр зэракъутэр кIэлъадзурэ чий зэрыдзэм яфIелъэри, лъагъуэр яфIиубыдри быдэм яфIэкIуэжащ. – Прибежал кIуакIуэ, схватил жажу, хотя бросили ему вслед то, чем дрова рубят, он перепрыгнул через плетение из прутьев, выбежал на тропинку и убежал в недоступное.

Таким образом, девочка продемонстрировала бабушке, что она владеет искусством иносказания и может скрыть те имена, которые не следует произносить. (КIуакIуэ – дыгъужь – волк, жажэ – бжэн – коза, пхъэр зэракъутэр – джыдэ – топор, чий зэрыдзар – набжэ – плетень, лъагъуэр – гъуэгур – дорога, быдэ – мэз – лес). Бабушка после происшедшего поняла страстное желалие девочки и через соседей организовала приход сватов (уже в третий раз). Родители дали согласие на брак.

Неприличным считалось также называть по имени сестру свекрови. Для нее сноха придумывала такие имена, в которых она подчеркивала свое восприятие личности, свое отношение к ней: Дыщэ – золото, Дыгъэ – солнце, Нэху – свет, ТIасэ фо – милая, сладкая и т. д. По такому принципу сноха давала свои имена золовкам: Жануэс – быстрая, легкая на подъем и белокожая, белолицая. У адыгов белизна кожи считается одним из первых признаков красоты. Поэтому имя Хужь – белокожая, белолицая – тоже хорошо воспринимается. ЖанIэфI – легкая, сладкая. Сладкая, в значении – обаятельная, обходительная со всеми, милая. В почете были такие имена, как: Нэдахэ – красивые глаза, Нэкъуэлэн, Нагъуэ – златоглазая, НэфIыцIэ – черноглазая, кареглазая и т. д. Гуащэхужь – белолицая, белокожая. Дахэнагъуэ – красивая, кареглазая и т. д. и т. п. Имена для братьев мужа подбирались по такому же принципу: Шумахуэ (Шу – всадник; .Махуэ – светлый, добрый, везучий); Нартшу (всадник-богатырь). Нартщауэ – (богатырь, добрый молодец) и т. п.

А родителей мужа она должна была называть «Дадэ», «Нанэ». Теперь остался муж. Его имя она также умалчивает – ебзыщI. Вместо имени мужа в зависимости от контекста она произносит местоимения в третьем лице: ар (он), абы (его), мор (тот), мобы (того), езым (самого), езыр (сам), дыдейр (наш), дыдейм (нашего). Не ускользает от членов семьи и то уважение, которое она оказывает мужу. Хитренькие снохи, заведомо зная, что это всеми одобряется, якобы нарочито демонстрируют особую скромность, послушание, даже внимание и заботу о муже. Хотя последние два момента согласно нэмыс должны быть сугубо интимными.

После членов семьи по важности идут соседи по дому, а за ними родственники мужа. Родственников мужа мы намеренно не делим на близких и далеких. Такая градация ни к чему! Все – родственники. А это означает: всем доброе внимание, заботу (по надобности). Соседи и родственники мужа дадут внешнюю оценку, что не менее важно, чем внутрисемейная. Дальше – коллектив, так называемая «общественность». Будет непрестижно для родителей мужа, для их детей (пщыкъуэ, пщыпхъу), если сноха их заслуживает не ту оценку в, коллективе своим отношением к работе, своей компетентностью, своим поведением, своими манерами общения, своим внешним видом, походкой, осанкой и т. д. То же самое чувство будут испытывать и муж, и родственники мужа. И соседям не безразлично бывает, как соседская сноха вписывается в свой рабочий коллектив, каким она там авторитетом пользуется. Так и получается целостная картина: нэмыс – адыгской женщины в семье, у соседей, в коллективе – общественности. Дело несколько осложняется с появлением детей. Прибавляются требования нэмыс в общении молодой матери со своими детьми. Неудобным считается для молодой матери кормить грудью детей в присутствии кого-либо из старших, звать своих детей по имени (официально записанному). Еще неприличнее целовать, ласкать их в присутствии старших. Или, например, следующее. Казалось бы, безобидный факт, когда по телеэкрану репортер у родильного дома, поздравляя молодых родителей, обращается к ним с вопросами: «Кто у вас родился? Как вы его назовете?» И молодые, счастливые, мама и папа, перебивая друг друга, восторженно выражая свои эмоции, отвечают на эти вопросы, Такие зрелища разлагающе действуют на сохранение этикета нашей молодежью. Дело вот в чем: по адыгскому обычаю, с такими вопросами неприлично обращаться непосредственно к самим родителям молодых. Если кто нибудь, не зная норм этикета, проявит любопытство и спросит их об этом, они, конечно, ответят. Но в семьях, где придерживаются нэмыс, всю информацию о новорожденных берут у старших. Старшие определяют, каким именем назвать малыша, причем старшие не со стороны матери, а со стороны отца, на чью фамилию записан ребенок. Молодые родители не должны в это вмешиваться. Это неприлично. Отцовская линия – ведущая во всех вопросах, возникающих в жизни ребенка: как назвать, как кормить, и интересах укрепления здоровья, как воспитывать, чтобы он благополучно вписался в отцовский род, чтобы стал достойным продолжателем его лучших традиции, чтобы смог прославить свой род чем-нибудь хорошим. Если даже в силу каких-нибудь обстоятельств ребенок бывал лишен отца, то все основные вопросы его воспитания, обучения, взросления, вступления в жизнь и др. решала отцовская линия, поскольку ребенок носит их фамилию. А с фамилией – ответственность, постоянная и серьезная. А материнская родня, находившаяся при ребенке, систематически поддерживая связь с отцовской родней, заблаговременно извещала ее о состоянии здоровья ребенка, о ходе дела по его воспитанию, обучению, советовалась, консультировалась, поскольку она тоже заинтересована в нем. Мы неоднократно подчеркивали, что в адыгской семье глава семьи – тхьэмадэ. Это положение накладывает соответствующий отпечаток на отношение к нему других членов семьи, в частности, жены. Так, жена, знакомя кого-нибудь со своими детьми, не должна говорить «мой мальчик, мой сын», «моя девочка», «моя дочь» или «мои дети». Согласно адыгэ нэмыс, ома должна говорить: наши дети, если и отец детей жив. А если отца в живых нет, то она должна в знак почтения его памяти назвать отца по имени и добавить: вот они Его дети, Его сын, Его дочь и т. д. Воспитывая их без отца, она должна периодически напоминать детям его живой образ, какие из поступков детей могли бы его обрадовать, а какие – огорчить, какими он хотел их видеть, когда вырастут.

В наше время усилилось влияние других соседних культур на жизнь адыгской семьи. Это закономерная часть взаимодействия разных культур. Так, например, нередки случаи, когда дочь, только что вышедшая замуж, возвращается жить с мужем у родителей, конечно, с одобрения родителей. О каком адыгэ нэмыс можно говорить в такой семье, где и дочь, и зять, и старшие могут друг друга лицезреть в домашних нарядах, а то и в постельном белье. Или, когда «вчерашняя» девушка-дочь в положении возвращается домой, чтобы мать сама ухаживала за ней перед родами, идет в роддом в сопровождении матери и мужа. Из роддома в том же окружении возвращается в родную семью, к отцу – матери?! Все это исключительно далеко от адыгэ нэмыс, но, видимо, удобно современным, материально хорошо устроенным семьям.скачать dle 12.0

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив