» » » «Аристократические» и «демократические» периоды древнего адыгского общества
«Аристократические» и «демократические» периоды древнего адыгского общества 10:06 Вторник 0 254
14-08-2018, 10:06

«Аристократические» и «демократические» периоды древнего адыгского общества

«Аристократические» и «демократические» периоды древнего адыгского общества
Черкесия, как уже отмечалось, занимала значительную часть Северного Кавказа – от побережья Черного и Азовского морей до степей современного Дагестана. Традиционно в литературе подразделяют Черкесию на западную и восточную – Кабарду, находившуюся в Центральном Предкавказье. В вассальной зависимости от адыгских князей находились абазины, балкарцы, карачаевцы, часть осетин и ингушей. Таким образом, адыги контролировали тогда большую часть Северного Кавказа.
Восточная Черкесия (Кабарда) занимала территории современных Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, южную часть Ставропольского края и всю равнинную часть Северной Осетии, Ингушетии и Чечни. Западная Черкесия занимала территорию современного Краснодарского края. Позднее к северу от Кубани расселились татарские племена, оттеснив адыгов за Кубань. В XVIII – начале XIX вв. время население Восточной Черкесии (Кабарды) оценивалось в 400–500 тысяч человек. Западная Черкесия, по разным оценкам, насчитывала от 1,5 до 2 млн. человек.Для более глубокого представления о территории и населении Черкесии в рассматриваемый период необходимо проследить изменения этнотерриториальной карты более ранней эпохи.


В ХV – первой половине ХVI вв. Черкесия занимала обширную территорию на Северном Кавказе от берегов Черного и Азовского морей до р. Сунжи в Центральном Предкавказье. По источникам XV–XIX вв. известно, что адыги (черкесы) делились на субэтнические группы, известные в адыговедческой литературе как племена. Понятие «племя» обычно применимо к эпохе родового строя. Однако в Черкесии XV–XIXвв. господствовали феодальные отношения. Поэтому принятый в литературе в отношении субэтнических групп адыгов термин «племена» является анахронизмом. Не указывая на социальную организацию, он подразумевает лишь диалектные различия в языке и некоторую вариативность обычаев и традиций.

В политическом отношении Черкесия была разделена на множество феодальных владений. Политическое деление адыгов в общих чертах совпадало с субэтническим. В целом же черкесы осознавали свое этническое единство и называли себя «адыгэ». Сведений о субэтническом составе черкесов и их расселении в XV–XVI вв. в источниках немного. Исключение составляют кабардинцы (кабартаи) – самый восточный адыгский субэтнос, хорошо известный по русским источникам XVI в. Земли кабардинцев (или области Кабарда) располагались в Центральном Предкавказье. Документы и материалы XVI в. часто называли кабардинцев «пятигорскими черкесами» или «пятигорцами» – по месту их расселения в районе Пятигорья. Иногда же пятигорскими черкесами в XV–XVIII вв. именовали всех адыгов. Из западно-адыгских субэтносов, селившихся на Северо-Западном Кавказе в бассейне Кубани, были известны жанеевцы (жанэ). Жанеевцы в XVI в. относились к многочисленным и влиятельным субэтносам. Земли жанеевцев в XVI в. предположительно были расположены в нижнем течении р. Кубани и доходили до Таманского полуострова включительно.

Русские документы XVI столетия упоминают бесленеевцев (бесленей) - соседей кабардинцев на западе. Согласно адыгским преданиям, бесленеевцы отделились от кабардинцев в XVI в. и поселились на р. Уруп. Действительно, лингвисты считают наиболее близким к кабардинскому бесленеевский диалект адыгского языка. Бесленеевцы селились между р.Лабой в ее среднем и нижнем течении и р.Кубанью до поворота ее на запад.

Предположительно, в XVI в. уже существовало внутриэтническое подразделение темиргоевцев (или кемиргой, темиргой). Русские источники селят темиргоевцев к западу от бесленеевцев.В источнике того времени упомянуты и хатукаевцы, однако неясна их локализация. Известно лишь, что они жили в горах.

Есть сведения, что уже в XVI в. среди адыгских субэтносов появляются бжедуги. Согласно рассказу турецкого путешественника Эвлии Челеби, сначала бжедуги были абазами и жили на Черноморском побережье. Крымский хан Менгли-Гирей I (1468–1515 гг.) взял с собой три тысячи бжедугских воинов в астраханский поход, а после захвата Астрахани бжедуги поселилисьсреди черкесов, предположительно, в верхнем течении р. Лабы или р. Белой. Если сведения Челеби верны, то появление бжедугов в адыгских землях произошло не позднее 1515 г. Остальные бжедуги еще какое-то время оставались в Причерноморье (по меньшей мере, до 60-х гг. XVII в.).
Источники XV–XVI вв. также упоминают названия племен, которые историки связывают с адыгами. Это племена «собай» и «область кремук». Собайцы соседствовали с жанеевцами на востоке. Но уже в середине XVII в. собайцы составляли одно селение среди хатукайцев. Область Кремук (Кромук) в XV в., по словам Иософата Барбаро, венецианского дворянина, долгие годы прожившего в Тане, располагалась в трех днях пути от Таны. Согласно сведениям Интериано, это небольшая долина в глубине страны, удобно расположенная и более других населённая. Представляетсязатруднительным связать Кремук с более поздними субэтническими общностями, поскольку информация об этом племени или области в более позднее время не встречалась.
Видимо, известные нам источники XV– XVI вв. называют далеко не все существовавшие в то время западноадыгские субэтносы. Кроме того, в них точно не указываются места расселения описываемых ими черкесских племен. Определенные трудности создает и подвижность адыгских обществ, нередко переселявшихся по хозяйственным или политическим. Поэтому локализовать их на карте можно лишь приблизительно, основываясь на косвенных или более поздних данных. Соответственно, пока не представляется возможным воссоздание подробной этнической карты Северо-Западного Кавказа XVI в.
Что касается границ Черкесии в конце XV – начале XVI вв., то представление о них дает, в основном, сочинение итальянского путешественника Джоржио Интериано. Он утверждал, что адыги населяли все пространство Черноморского побережья от Абхазии, а также Азовское побережье вплоть доТаны – крепости в устье Дона. По сведениям Интериано, протяженность Азово-Черноморского побережья Черкесии составляла около 500 миль.
Итак, западная граница адыгских земель проходила по Азово-Черноморскому побережью. Северная граница в конце XV в. доходила до устья Дона, но со временем она отодвинулась за левый берег р. Кубани. Очевидно, смещение границы связано во-первых, с появлением между Доном и Кубанью во второй половине ХVI–XVII вв. многочисленных кочевников-ногайцев, попавших под власть крымского ханства, и, во-вторых, с давлением Крыма на Черкесию. Однако в XVIII в. европейские авторы снова отмечают наличие адыгских поселений на правом берегу Кубани. Есть также данные об использовании адыгами земель к северу от Кубани, где жили ногайцы, в качестве пастбищ и под пашни. Стоит отметить, что отношения с соседями-ногайцами у адыгов далеко не всегда складывались враждебно. Многие адыгские феодалы отдавали своих дочерей замуж за знатных ногайцев. Естественно, эти брачные союзы могли служить залогом взаимного ненападения. К сожалению, позднесредневековые археологические памятники Правобережья Кубани еще очень слабо исследованы, и поэтому вопрос о северных пределах Черкесии XVI столетия еще требует изучения.
Уточнить южную и восточную границы Черкесии в позднем средневековье, а также проследить места расселения адыгов во внутренних районах Закубанья помогает обращение к материалам археологических исследований. В основном речь идет о курганных могильниках XIII–XVII вв. Именно курганы в период развитого и позднего средневековья были устойчивой формой погребального обряда адыгов вплоть до принятия ими ислама. Такие погребальные сооружения известны на обширной территории от восточного берега Черного моря до рек Сунжи и Фортанги. Известный кавказовед Е.П.Алексеева подразделяет эти курганы на 3 группы: восточно-приморскую, закубанскую и кабардинскую. Курганы первых двух групп она относит к западным адыгам. Восточно-причерноморская группа курганов обнаружена на берегу Черного моря от Сочи и Красной поляны (на реке Мзымте) до Анапы и устья Кубани. На северо-востоке эти памятники встречаются вплоть до р. Адагум.
В Туапсинском районе Краснодарского края (от р.Бжид до р.Шепси) повсеместно открыты многочисленные курганные захоронения позднего средневековья (XV–XVII вв). Близ Туапсе курганы расположены большими группами по 500–600 насыпей около средневековых поселений.
Закубанская группа курганов занимает территорию от нижнего и среднего течения р. Кубани на севере до Кавказских гор на юге, от р. Адагум на западе до верховьев Кубани на востоке. На этом пространстве в основном расположены курганы так называемого Белореченского типа (ст.Андрюковская, ст. Губская, п.Тульский, с.Белое, г.Хадыженск, г.Майкоп, г.Белореченск, г.Абинск, ст.Варениковская, ст. Ханская и др.). Граница западно-черкесских курганов проходит примерно по р.Лабе (курганы белореченского типа открыты на Большой и Малой Лабе).
Западная граница курганов кабардинского типа проходит по верховьям Кумы и Подкумка. Между Лабой и Подкумком есть курганы как кабардинского, так и западно-черкесского типа, что свидетельствует о пребывании здесь и западных адыгов, и кабардинцев. Курганы XV – начала XVI вв. доходят на севере до городов Минеральные Воды, Прохладный, есть они у Ессентуков, Кисловодска, на юге – до лесистых предгорий Большого Кавказа, на востоке – до рек Сунжи и Фортанги (притоки Терека).
Курганы XV – начала XVI вв. охватывают самую обширную территорию, что позволяет сделать вывод о максимальном расселении кабардинцев в центральном Предкавказье в этот период. Курганы же XVI–XVII вв. занимают уже меньшую территорию, следовательно, поселения кабардинцев сокращаются. Но район Пятигорья, например, и в XVI, и в XVII вв. оставался местом наиболее интенсивного расселения кабардинцев.
Таким образом, восточная ветвь адыгов – кабардинцы занимали в XVI в. Пятигорье, земли к западу от Терека, по правобережью Терека в верхнем течении Сунжи, а также выходы из осетинских и ингушских ущелий. С юга же земли этого адыгского субэтноса примыкали к Главному Кавказскому хребту.
В XVII в. уже появляются более или менее конкретные сведения о многих черкесских субэтносах, что позволяет относительно точно нанести на карту места их расселения. Однако лишь в источниках 2-ой половины XVIII в. содержится наиболее полная информация о субэтническом составе населения Северо-Западного Кавказа, что дает возможность достаточно подробно воссоздать этническую карту этого региона для указанного времени.
Так, известно, что в XVII в. крайний запад адыгских земель составляли владения племени хегаков (или шегаков). Хегаки жили на Таманском полуострове, вдоль Азовского побережья и вокруг Анапы. В XVIII в. их территория оставалась прежней, но уже к концу столетия хегаки составляли небольшую по численности общность, селившуюся около Анапы - большой урон хегакам нанесла эпидемия чумы.
За Таманским полуостровом начинались земли жанеевцев (жанэ), делившиеся в XVII в. на два округа: Большой Жанэ и Малый Жанэ. Округ Малый Жанэ располагался в долинах рек Абин, Хабль, Иль и Адагум. Большой Жанэ примыкал к Черноморскому побережью в долине Цемеса, в районах современного Новороссийска, Геленджика и Пшады. Но в следующем столетии, по свидетельству французского консула в Крыму Ксаверио Главани, жанеевцы составляли один округ в Прикубанье во главе с одним князем О причерноморских жанеевцах этот автор не упоминал. В XVIII в. жанеевцы селились и за правым берегом Кубани выше Копыла. Им пришлось покинуть правобережье из-за военных действий русско-турецкой войны 1778 г. На левобережье жанеевцы жили всего в шести селениях, четыре из которых находились на р.Адагум. Следовательно, численность жанеевцев резко сократилась.
В первой половине XIXв. все еще встречаются сведения о жанеевцах. С. Хан-Гирей, в частность, отмечал, что в 1802 году они были разорены до основания черноморскими казаками, а остатки жанеевцев собрались в один аул, но большая часть их погибла во время эпидемии моровой язвы. Те, кому удалось выжить, проживали в одном ауле р. Пшиш. По другим данным, небольшое число жанеевцев проживало на Кара-Кубанском острове, образуемом двумя рукавами Кубани, а так же на р. Адагум среди натухайцев.
Восточными соседями жанеевцев в XVII в. были хатукаевцы (хатукаи), жившие в низовьях рек Шебш и Псекупс, а также на северных склонах Кавказского хребта напротив Новороссийска, Геленджика и Пшады. Источники конца XVIII в. селят хатукаевцев по р.р.Афипсу, Падису и Убину (левые притоки р.Афипс) и Илю. В XIX в. хатукаевцы переместились на территорию между р. Пшиш и Белой.
Рядом с хатукаевцами по рекам Мартэ, Пчасу, Шхагуащэ (р.Белая) и Лабе русские, европейские и турецкие источники конца XVI–XVII вв. помещают темиргоевцев (кемиргой или темиргой). Влиятельным темиргоевским князьям Болотоковым были подвластны другие, более мелкие субэтнические группы адыгов: егерухаевцы, адамиевцы, махошевцы и мамхеговцы. Земли их располагались как внутри Темиргоя, так и рядом по рекам Пшехе, Ариму, Уль до р.Уруп. Источники XVIII в. называют темиргоевскими земли между р.Лабой и Шхагуащэ в их нижнем и среднем течении.Подвластные им егерухаевцы к концу XVIII в. селились, согласно данным академика Палласа, по рекам Булансу и Ариму. В 70-х гг. XVIII в. адамиевцы жили по рекам Пшехе, Пшишу, Пчасу. Мохоши жили у подножья лесистых гор по Фарсу и его притокам, Чехраку, Псефири, Ариму, Булансу, а также по левому берегу Лабы неподалеку от ее низовья, то есть их селения были сильно разбросаны. Данные о расселении мамхеговцев в XVII–XVIII вв. не позволяют локализовать этот субэтнос на карте.
Темиргоевцы, расширившие территорию своего проживания к концу XVIIIв., в XIX в. Селились между р. Белой и Лабой. На севере их земли были ограничены Кубанью. На западе они граничили хатукайцами, на юге – с адамиевцами. На территории темиргоевцев расселялись такие малочисленные группы адыгов, как егерухаевцы, махошевцы (махоши) и мамхеговцы (мамхеги), находившиеся при этом в политической зависимости от темиргоевцев.
Махошевцы по разным данным селились на левом берегу Лабы, в бассейнах рек Фарз, Псефир, Чехрак и др. Мамхеговцы жили на территории, имевшей форму треугольника, вершиной которого было устье р. Курджипс при впадении в р. Белую.Егерухаевцы обитали на левом берегу р. Лабы, близ впадения ее в р. Кубань.
Между западными адыгами и кабардинцами проживало племя бесленеевцев (бесленей). Их земли в XVII в. лежали вмежду Лабой и Кубанью в её верхнем течении. Источники XVIII столетия указывают на значительные миграции бесленеевцев на запад, ближе к Крыму. Скорее всего, бесленеевцы переселялись по политическим соображениям, но уже в 70-х гг. XVIII в. они вновь селились близ Большой Лабы до истока р. Псефирь и среднего течения р. Ходзь.В XIX в. бесленеевцы (бесленеи) жили на правом берегу Большой Лабы и по рр. Большому и Малому Тегеням, впадающим в Уруп.
С бесленевцами соседствовали самые восточные адыги – кабардинцы. По сравнению с XVI в. территория, заселенная ими, изменилась. Если в начале XVI в. кабардинские поселения доходили до Большого Зеленчука, то в XVII в. они уже не фиксируются в этом районе – появилась тенденция к сужению владений кабардинцев.
В течение XVII–XVIII столетий кабардинские селения неоднократно меняли места жительства. Это создает трудности для точного определения границ расселения кабардинцев. Причины такой подвижности различны: это и внешнеполитическая угроза, и внутриполитическая борьба феодальных группировок, и, возможно, хозяйственные потребности.
Еще к концу XVI в. установилось деление Кабарды на Большую и Малую. Во 2-ой половине XVIII в. Большая Кабарда занимала земли по рекам Малка, Баксан, Чегем, Нальчик, Черек, Куркужин, Шалушка, Гунделен и части Терека. Малая Кабарда владела обоими брегами Терека до впадения в него реки Малки и по притокам Терека – Курпу, Пседаху, Ассокаю, Яманкулу, Лескену и другим. Малокабардинские селения располагались в низовьях реки Урусдон, по реке Сунже и ее притокам – Назрани и Эндерипсу. В начале XVIII в. кабардинцы покинули Пятигорье, и лишь в 1743г. здесь появилось одно селение – Бабуково. Помимо этого, кабардинцы имели пастбища и пашни в Закубанье, Пятигорье, верховье Кумы, где жили абазины.
В первой половине XIXв. кабардинцы так же расселялись в Центральном Предкавказье. Сохранялось деление Кабарды на Большую и Малую. В источниках XIXв. упоминаются «беглые кабардинцы», перешедшие во время Кавказской войны в Закубанье. После подавления царскими войсками восстания, вспыхнувшего в 1804 г. в Кабарде, часть кабардинцев вынуждена была бежать за Кубань. С 1804 по 1849 г. беглые кабардинцы проживали на верхнем Урупе, Марухе, Аксауте и Куве.В 1849 г. кабардинцы бежали за р. Белую.
Наиболее сложным является вопрос принадлежности черкесам земель во внутренних горных районах Закубанья, а также в горной прибрежной полосе примерно от Анапы до Сочи (XVII –I половина XVIII вв.). Дело в том, что источники того времени называют эти земли Абаза (Абазия). Например, Эвлия Челеби считал, что Анапа находится на самой границе между землями черкесов и землями абаза (т.е. абазин). Область Абаза, по мнению Челеби, простиралась до самой Мингрелии (т.е. он включал туда и Абхазию) .Другой автор Катиб Челеби помещает область Абаза между Суджук-кале и Сухум-кале. Источники же II половины XVIII в. помещают по побережью между Анапой и р.Шахэ земли черкесских племен шапсугов и натухайцев, а в горных районах Закубанья – владения абадзехов. Адыговеды давно обратили внимание на то, что до середины XVIII в. источники вовсе не упоминают эти крупнейшие адыгские субэтносы 1-ой половины XIX в.
Как отмечалось выше, археологи считают, что исследованные ими на указанной территории погребальные сооружения XV–XVII в. оставлены адыгами. Источники XVII в. –I половины XVIII в. называют эти земли «Абаза». Письменные источники 2-ой половины XVIII в. – I половины XIX в. локализуют здесь адыгов. При сопоставлении источников получается, что между XVI в. и XVIII в. на этих землях не прослеживается преемственности населения. Но это противоречие между данными различных источников вполне устранимо, если попытаться хотя бы в общих чертах проследить за развитием этнических процессов в регионе в конце развитого средневековья и в позднем средневековье.
Действительно, издревле между адыгами и абхазами в Причерноморье проживали родственные им абазины. Но на рубеже XIII– XIV вв. началось поэтапное массовое передвижение абазин с побережья на северные склоны Кавказского хребта вплоть до верховьев Кубани. Это переселение в основном завершилось в XVII в.К переселению абазин побудили сложные политические и социально-экономические процессы в обществе, имевшие место у большинства народов Северного Кавказа после монголо-татарского нашествия. Как уже подчеркивалось, адыги тоже вынуждены были мигрировать, и в XVII в. северная граница Черкесии передвинулась к р. Кубани. Возможно, вследствие этого возросла плотность населения в равнинном Закубанье, и часть адыгов из-за нехватки земель могла с XVI в. массово мигрировать в горные районы Закубанья и Причерноморья, где жили и абазины, и, судя по археологическим данным, адыги.
Есть мнение, что процесс этнической ассимиляции абазин адыгами мог привести к появлению к XVIII в. новых адыгоязычных субэтносов, в частности шапсугов. Однако трудно предположить, что это могло произойти за 100–200 лет. Например, по данным лингвистики, именно шапсугский диалект адыгского языка является самым древним как по звуковому и лексическому составу, так и по морфологическим особенностям. Фольклорные и этнографические материалы, собранные в Шапсугии, как правило, отмечены инвариантностью. Кроме того, у шапсугов получили развитие такие формы хозяйствования (в частности, полиструктурное садоводство с выходом на уникальную форму – лесосады), которые не зафиксированы ни у большинства других адыгских субэтносов, ни у родственных абазин и абхазов. Всё это дает основание считать шапсугов субэтносом гораздо более древним, чем письменные свидетельства. Такие уникальные формы хозяйствования, которые имелись у шапсугов в горах, невозможно выработать за 100-200 лет.К жизни в горной местности люди приспосабливались тысячелетиями:постепенно, неустанным кропотливым трудом многих поколений, рассчитывая только на себя, горцы обрабатывали каменистую почву, удерживали ее на склонах при помощи загородок из камней. Онимало контактировали с внешним миром и рассчитывали только на себя. Природные условия гор диктовали их насельникам особый, консервативный уклад жизни как в социальной, так и в экономической сфере. Поэтому можно предполагать, что адыги-горцы, в частности шапсуги, имеют наиболее древние корни в своем географическом пространстве.
Что касается абазин, то, очевидно, процесс их ассимиляции на Черноморском побережье начался достаточно давно.Возможно, абазины и адыги жили смешанно на Черноморском побережье еще до XIV в. А поэтапная миграция абазин с южных склонов Кавказского хребта освобождала пространства для новых переселенцев-черкесов. Эвлия Челеби во время своего путешествия по Черноморскому побережью Кавказа описал 25 абазинских обществ, селившихся в середине XVII в. на пространстве от Туапсе до Абхазии, в том числе и абазинские общества, жившие между Туапсе и Сочи. Но Челеби посетил в основном прибрежную полосу, которую, скорее всего, и населяли абазины. О населении же горных районов он имел смутное представление, в чем сам и признавался. Можно предположить, что именно горные местности от Анапы до собственно Абхазии в XVII в. населяли адыги, скрывавшиеся под общим названием причерноморских племен «Абаза». В качестве одного из наглядных доказательств можно привести карту расположения позднесредневековых (XV– XVII вв.) адыгских курганов в Туапсинском районе Краснодарского края. Ее составил археолог М.К.Тешев. По карте хорошо видно, что большие скопления курганов (примыкавших, естественно, к поселениям) находятся как раз глубоко в горах, а у берега моря – лишь одиночные курганы и небольшие курганные группы. Возможно, это погребения адыгов, потомки которых в XVIII в. были известны как шапсуги. Согласно этнографическим данным шапсуги предпочитали не селиться непосредственно у берега моря, а строили свои селения глубже в горах, по долинам и ущельям рек. Адыги-приморцы предпочитали скрывать свои жилища в тени густых лесов от глаз заморских гостей, которых с древнейших времен привлекал северо-восточный берег Черного моря. К тому же опасная близость морской стихии, рождающей на побережье свирепые норд-осты и смерчи, заставляла адыгов искать укрытия от природных катаклизмов в горах.
В XVII в. завершился переход абазин на северные склоны Кавказского хребта, но еще долгое время, вплоть до XIX в., жителей побережья Черного моря называли абаза или абазинами. Но это уже не отражало реальной картины расселения абазин, а было данью исторической традиции, сохранившей память об этническом составе восточного Причерноморья в более отдаленном прошлом.
В XVIII в. земли шапсугов располагались на Абине, Бакане, Шипсе, а на побережье – от Анапы до р.Шахэ .
Шапсуги к концу XVIII – первой половине XIX в. были одним из самых многочисленных адыгских субэтносов. Шапсугия подразделялась на Большую Шапсугию и Малую Шапсугию. Большая Шапсугия находилась на Нижней Кубани и граничила с Главным Кавказским хребтом, с запада – с р. Адагум, с востока – с р. Псекупс; на севере границу составляла Нижняя Кубань. Территория Малой Шапсугии прилегала к восточному берегу Черного моря и граничила с севера с Большим Кавказским хребтом, а с юга – с р. Шахе.
В 80–90гг. XVIII в. впервые появляются сообщения об адыгском племени натухайцев, селившемся по всему течению реки Адагум, по Бакану, Цемесу, близ современных Анапы, Новороссийска и до Геленджика. О том, как происходило формирование натухайцев, судить трудно, но весьма показательно то, что в XVIII в. территория шапсугов и натухайцев включала в себя много земель, принадлежавших ранее жанеевцам и хегакам.
Натухаевцы в XIXв. занимали западную оконечность понижающегося к Черному морю Кавказского хребта. Земли натухайцев простирались по восточному берегу моря от р. Джубги до окрестностей Новороссийска, Анапы и Геленджикаи и граничили на севере с низовьями Кубани и БольшимКавказским хребтом.
Некогда сильные и многочисленные хегаки в XIXв. окончательно слились с натухайцами.
Необходимо отметить, что и у шапсугов, и у натухайцев исторически сложилась особая социальная организация: у них отсутствовали верховные феодалы – князья. Управление в этих субэтносах осуществляли хасэ – народные собрания. Поэтому в литературе шапсугов и натухайцев называют «демократическими племенами». Именно отсутствие княжеской власти способствовало массовому бегству в Шапсугию крестьян из соседних адыгских и абазинских обществ, спасавшихся от притеснения феодалов. Факты бегства в горы в поисках большей свободы – это не локальное явление. Во многих местах Старого света горы являлись, по словам французского историка Ф. Броделя, не только естественными преградами, но одновременно социальными барьерами. Горы были тем убежищем, где нивелировались слои общества. Наконец, горы служили оплотом народоправства и крестьянских «республик» . Очевидно, благодаря приему множества беглецов численность шапсугов значительно возросла.
Предположительно, именно с этим процессом связано резкое сокращение численности жанеевцев и их земель в XVIII в.Возможно, в течение XVIII в. столетия усилившиеся шапсуги и натухайцы поглотили жанеевцев. Этому есть косвенное доказательство: среди современных адыгов-шапсугов распространена фамилия Жанэ.Итак, в XVIII в. обширные пространства по Черноморскому побережью от Таманского полуострова до р.Шахэ и внутренние районы Закубанья до р.Афипс занимали адыгские племена шапсугов и натухайцев, а среди них селились остатки древних хегаков и жанеевцев.
Источник XVII в. – книга Эвлии Челеби приводит любопытные данные о формировании бжедугского субэтноса в адыгской среде. Как уже отмечалось выше, он описал земли бжедугов, которые ко времени его путешествия на Кавказ составляли два территориально обособленных подразделения – черкесские бжедуги и абазские бжедуги. Челеби побывал и у черкесских бжедугов (которые говорили и по-абазски, и по-черкесски), и у бжедугов-абаза. Путешественник отмечал, что они враждебны друг к другу. Он локализует земли черкесских бжедугов на северных склонах Кавказского хребта между землями темиргоевцев и егерухаевцев. Некоторые факты из труда Эвлии Челеби и старинные адыгские предания дают основание предположить, что черкесские бжедуги в середине XVII в. населяли верховье р.Лабы или р.Белой. Известный историк и этнограф Л.И.Лавров отмечает, что название урочища Хамышки в бассейне р.Белой, очевидно, связано с пребыванием там одного из двух подразделений бжедугов: чеченай и хамышей. Согласно народным преданиям, бжедуги, прежде жившие на Бзыби, перешли на северную сторону Кавказского хребта и сначала осели в верховьях р.Псекупс в районе современного Горячего Ключа, а уже оттуда их вытеснили абадзехи к низовьям рек Пшиш и Псекупс. Передвижение бжедугов из горной полосы Закубанья к берегам Псекупса, по мнению Л.И.Лаврова, произошло между 1666 и 1710гг. Другая часть бжедугов – бжедуги-абаза, согласно сообщению Челеби, в середине XVII в. оставалась на побережье в районе между Туапсе и Сочи (возможно, что субэтноним «бжедуг» связан с названием реки Бжид, стекающей с гор и впадающей в Черное море недалеко от Джубги).
Крометого, в долине реки Мацеста есть местность Хамыш, название которой созвучно названию одного из подразделений бжедугов – Хамышей, на что также указывал Л.И.Лавров. То есть, как отмечалось выше, Челеби засвидетельствовал факт миграции бжедугов из Причерноморья и их очеркешивания, после чего они неоднократно переселялись. Уже к I четверти XVIII в. все бжедуги ушли на северные склоны Кавказского хребта в Закубанье и считались адыгами. В 70-х гг. XVIII в. бжедуги селились по р.Пшиш, Супс, Псекупс, Мартэ. Помимо этого, они имели пашни и пастбища на правом берегу р.Кубани. Таким образом, в течение XVII – начала XVIII вв. (по некоторым сведениям, уже с XV– XVI вв.) происходило изменение содержания субэтнонима «бжедуг» в результате ассимиляции абазин адыгами. В конце XVIII–XIX в. бжедуги занимали земли на левом берегу Кубани в низовьях р. Пшиш и Псекупс, где граничили с шапсугами. Большинство источников делит XIXв. делит бжедугов на два колена – хамышеевцев, живших от границы с шапсугскими землями до р. Псекупса, и черченеевцев, селившихся далее до р. Пшиш.
Ранее уже было отмечено, что в письменных источниках XVI–XVII вв. не упоминалось другое крупное подразделение адыгов – абадзехи. Но уже в XVIII в. абадзехи, согласно письменным сообщениям, считались одним из самых сильных и многочисленных западночеркесских племен. Они населяли обширную гористую область Закубанья в верховьях Лабы и Шхагуащэ (Белой), по рекам Курджипсу, Пшехе, Супсу.
Конечно, такая крупная субэтническая общность не могла в короткий срок появиться на исторической арене Западного Кавказа. Расширение территории абадзехов происходило длительное время. Очевидно, названный субэтнос намного древнее, чем это показывают письменные источники. Примечательно то, что авторы XVI–XVII вв. не упоминали не только субэтноним«абадзехи» - в литературе того времени очень мало сведений и о тех землях, где впоследствии источники размещают абадзехов. Но, без сомнения, эти места были заселены адыгами. Свидетельство тому – многочисленные адыгские погребальные памятники, найденные на этой территории. При этом земли абадзехов во многом совпадали с областью распространения памятников так называемой «Белореченской культуры» – одной из самых ярких и самобытных археологических культур на всем Северном Кавказе.
Сами же абадзехи, скорее всего, уже существовали в XVI–XVII вв., возможно, под другим названием, или же о них просто не знали иностранные авторы, писавшие об адыгах в то время. Отсутствие сведений об абадзехах так же можно объяснить их расселением в труднодоступных горных местах и замкнутым образом жизни. Есть сведения, что иностранные путешественники и торговцы боялись углубляться в горы и поэтому, очевидно, не были знакомы с их жителями – абадзехами. Часть абадзехов в это время также могла скрываться под этнонимом абаза (земли абадзехов по горам вплотную граничили с причерноморской областью Абаза). На самом деле горы отгораживают население от внешнего мира. На это указывает Ф. Бродель. Горы, по его словам, внушают равнине не только уважение, но одновременно и суеверный страх. Путешественник пытается обойти эти препятствия, двигаясь по мере возможности по ровным местам, от долины к долине. И даже если ему приходится рано или поздно проходить через горы (часто пользующиеся дурной славой), он старается не задерживаться там. То же самое, по мнению этого французского автора, происходит и с историками . Именно таким отношением к горам и горцам можно объяснить отсутствие ранних письменных источников об абадзехах, а отнюдь не позднейшим формированием этого субэтноса.
Согласно народным преданиям, абадзехи, как и бжедуги, были переселенцами с Черноморского побережья, то есть, с прежних абазинских земель. Адыгский фольклор, как уже было отмечено, донес до нас сведения о том, как абадзехи вытеснили бжедугов из верховьев Псекупса на равнину к низовьям Пшиша и Псекупса до р. Афипс. Сохранились и другое старинное черкесское предание и героическая песня о битве в ущелье Ощнау («ОщнэIу заом итхыд», «ОщнэIу заом иорэд»). В них повествуется о сражении между абадзехами и войском кабардинских князей, пытавшихся навязать абадзехам свою власть. Предание сообщает о победе свободолюбивых абадзехов, не пожелавших подчиняться князьям. Исследователи адыгского фольклора датируют предание и песню об этой битве не позднее, чем XVII веком. Это дает основание считать, что абадзехи как самостоятельный субэтнос сформировались уже к XVII веку. Следует отметить, что в XVIII в. абадзехов упоминали как «вольных черкесов», т.е. у них не было князей, как и у шапсугов и у натухайцев.
Поэтому историки абадзехов тоже причисляют к «демократическим» субэтносам, в отличие от «аристократических» субэтнических групп. К числу последних относились жанеевцы, кабардинцы и другие, где верховными властителями были князья. Имеются сведения, что в XIX в. в состав абадзехов вошло множество крестьян из других адыгских субэтносов, а также абазинских крестьян. Доказательством тому являются фамилии абазинского происхождениясреди современных абадзехов: Баговы, Баракаевы, Лоовы.
По данным 1830–1867 гг., территория абадзехов занимала пространство в 8150 кв. верст. Западная граница Абадзехии шла по реке Шебш и её притоку. Северная граница проходила близ Майкопа, далее через реку Фарс к реке Псефир. Восточная граница поднималась вверх по Псефиру, пересекала истоки Ходза и доходила до горы Чугуш. Южная граница шла по Главному хребту
До XVIII в. в литературе также не упоминались убыхи – этнически родственные абазинам, абхазам и адыгам. Но косвенные данные, содержащиеся в труде Эвлии Челеби, позволяют предположить существование названного этноса уже в XVII в. Существует мнение, что упоминавшийся в труде Челеби вилайет Садша (в другом переводе Сочи) нужно отождествлять с убыхами. Основанием для этого стало сопоставление слов и выражений языка садша из труда Челеби с более поздними источниками. Результаты сравнения показали, что население общества садша говорило по-убыхски. В XVIII–XIX вв. убыхи жили между р.Шахэ и Хостой (см. карты № 3,6). В прибрежных районах убыхи жили смешанно с абазинами и адыгами. А в долине р.Сочи этническая граница убыхов размывалась, поскольку здесь был стык территории трех этносов (адыгов, абазин и убыхов), где протекали активные процессы ассимиляции адыгами абазин и убыхов.
В конце XVIII – начале XIX в. адыги занимали довольно большую территорию Северо-Западного Кавказа. Начиная от Северо-Западной оконечности Большого Кавказского хребта, они заселяли обширную территорию по обе стороны примерно на 275 км (считается по водораздельному хребту с северо-запада на юго-восток). Далее их земли переходили уже на северные склоны Кавказского хребта в бассейн Кубани, а потом и Терека, простираясь на юго-восток еще примерно на 350 км.
По побережью Черного моря адыги занимали территорию протяженностью около 250 км (от Анапы до р. Шахе). На юге они граничили с убыхами. От берегов Черного моря земли адыгов простирались на восток до р. Лабы, затем при переходе из бассейна Кубани в бассейн Терека эти земли сильно сужались, чтобы опять расшириться на территории Большой Кабарды.
По данным различных авторов в XIX в. существовало от 12 до 18 субэтнических подразделений адыгов. Наиболее многочисленными являлись кабардинцы, шапсуги, натухаевцы, абадзехи, хатукаевцы, бжедуги, темиргоевцы, бесленеевцы.
Таким образом, с последней четверти XV до середины XIX вв. этническая карта региона Северо-Западного Кавказа и Центрального Предкавказья претерпела значительные изменения. В рамках адыгского этноса появлялись новые субэтнические группы, полностью или частично поглощавшие более древние общности. Во многом эти явления порождались политическими причинами, в ряду которых особенно значимыми были отношения адыгов и абазин с Крымским ханством (в более широком плане – с миром Степи), а позднее – с Российской империей. В свою очередь, субэтническая дробность адыгов стала одним из факторов, определивших политическую историю этноса.скачать dle 12.0

Загрузка...

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Первые контакты адыгов с русским централизованным государством 09:44 Вторник 0 724 Первые контакты адыгов с русским централизованным государством Пик агрессивной политики османских султанов и крымских ханов в адыгских землях пришёлся на I половину XVI в. Объединённые силы крымских ханов и турецких султанов многократно превосходили силы адыгов,

У Никиты Михалкова серьёзные проблемы со здоровьем 00:01 Понедельник 0 300 У Никиты Михалкова серьёзные проблемы со здоровьем Имя Никиты Михалкова известно всем российским жителем. Это великолепный актёр и не менее талантливый режиссёр, который имеет причастность к множеству великолепных картин отечественного производства.