Черкесия и Крымское ханство 15:58 Четверг 0 491
4-10-2018, 15:58

Черкесия и Крымское ханство

Черкесия и Крымское ханство
Крымское ханство в первые 80-90 лет своего существования было далеко от той степени могущества, которое было присуще ему во второй половине XVI-XVII вв. Ханство не контролировало весьма значительные и развитые в экономическом отношении территории полуострова, занятые генуэзскими колониями и Готским княжеством. Более того, правители Большой Орды считали это новое отколовшееся ханство незаконным образованием и были близки к тому, чтобы ликвидировать его.

Позиции дома Гиреев укрепились после турецкого завоевания Каффы и Мангупа в 1475 г. Тогда же подверглась нападению Копа, важное торговое поселение в нижнем течении Кубани.

В 1479 г. состоялась масштабная экспедиция османов в Черкесию. Флот отплыл от берегов Анатолии и в итоге неожиданной атаки османам удалось разорить ряд районов на западе Черкесии, включая Анапу и Копу.

В 1498 г. к Менгли-Гирею за помощью обратился князь Антонон (Айтек) и крымское войско приняло участие в черкесской междоусобице. Менгли-Гирей был воодушевлен тем обстоятельством, что группа черкесских князей во главе с Айтеком признала его сюзереном. В письме Ивану III хан не скрывал своего удовлетворения: «опроче Черкас дела нам нет; а и сами ведаете, Айтек в головах, черкасские князи и люди приехали и поминки (дань) привезли. Божиим милосердием то наше дело делается». Но очень скоро ему пришлось убедиться, что черкесская страна и не помышляла о покорности.

Весной 1501 г. сын османского султана Байазида II, Мехмед, занимавший пост бейлербея Каффы, организовал поход в Черкесию. «Сын турского Махмет Салтан кафинской, — сообщал Ф. Ромодановский, — сее весны посылал ратью людей своих на Черкасы триста человек, да двести человек Черкас с ними ж ходили, которые у кафинского служат; а царев Муртозин сын с Азовскими казаки с ними ж ходил вместе на Черкасы; и Черкасы Турков всех да и Черкас тех Кафин-ского Салтана людей побили; а Муртозин сын утек, а людей у него многих побили». Командиры азовского гарнизона, принимавшие участие в османской экспедиции, были убиты черкесами осенью этого же года.

Русский посол В. Коробов, направленный в Стамбул через Крым, в апреле 1515 г. сообщает о походе в Черкесию сыновей Менгли-Гирея: «царевичи ходили Черкас воевати».

Бахадур-Гирей, сын хана Мухаммад-Гирея, в августе 1518 г. писал в Москву: «а не найдем своего недруга (астраханского султана. — Прим. С. Х.), и мы любезне к себе домов пойдем, а не найдем, ино ежегодная у нас война Черкасы, и мы тех пойдем воевати, молвя, да туде пошли есмя, и тебе бы ведомо было».

19 января 1519 г. в Москву доставили грамоту Мухаммад-Гирея, адресованную великому князю, в которой сообщалось о самых неутешительных итогах похода Бахадур-Гирея в Черкесию: «а Богатырь царевич был, государь, в Черкасех, и Черкасы его, государь, побили; сказывают, государь, толко треть людей вышла из Черкас, а два жеребья (две трети. — Прим. С. Х.) людей побита».

Тем не менее, несмотря на разгром крымского отряда, нашлась какая-то группа лиц, которая поспешила присягнуть Мухаммад-Гирею. В марте 1519 г. в грамоте великому князю хан сообщает: «из Черкас к нам послы приходили, да нам били челом, чтобы мы к ним послали, а они нам хотят дати подать; также где и недруг мой будет, и они на нашей службе со всею ратью хотят быти готовы. И яз к ним посла посылаю». Отметим, что хан направляет к черкесам не наместника, а посла. Таким образом, речь не шла о прямом административном подчинении, но, скорее всего, о признании верховного сюзеренитета хана.

Первый действительно крупный поход против черкесов был совершен Сахиб-Гиреем I в мае-июне 1539 г. Поход был организован по распоряжению османского султана. Причиной стали нападения черкесов на османские крепости «Таман-ского острова». Санджакбей Каффы Халиль-бей предоставил суда для переправы через Керченский пролив в Темрюк. Но собственно военное участие османов было незначительным — порядка ста янычар. Ханский медик и советник Реммал-Ходжа сообщает, что 40-тысячное крымское войско переправилось через Кубань и достигло горы Хитибит. Здесь в ханский лагерь прибыл жанеевский князь Кансавук, являвшийся вассалом Сахиб-Гирея. «Обвинив адыг-ского правителя в потворстве нападению на османские крепости, — пишет А. М. Некрасов, — Сахиб-Гирей согласился помиловать Кансавука лишь за выкуп в общей сложности в несколько сот невольников в пользу хана, султана и лично наместника Халиль-бея».

Затем крымское войско двинулось вдоль линии предгорий и в одном из оставленных черкесами селений был захвачен в плен «знаменитый разбойник». Тот рассказал, что черкесские силы построили укрепление в селении Оргун и ждут появления противника. Более того, пленный черкес сам вызвался вывести крымцев в тыл черкесам. Оставив большую часть армии позади, хан во главе 10 тысяч воинов двинулся в горы. Через 4 дня тяжелого пути черкесский «Сусанин» привел крымцев к высокому обрыву напротив Оргуна, но спуститься к нему было невозможно. Сахиб-Гирей убивает проводника и с истощенным войском двинулся восвояси. В Темрюке он получил от Кансавука обещанных невольников. Упоминаемый в отчете Реммал-Ходжи жанеевский князь являлся отцом Сибока Кансауковича, установившего военно-политический союз с Москвой в 1555 г.

В 1545 г. Сахиб-Гирей совершает два похода в Черкесию — один в ее западные районы, а другой — в Кабарду. Как и поход 1539 г., эти походы были совершены по распоряжению османского правительства. Поводом послужил отказ Кансавука выплачивать дань султану рабами. В составе ханского войска была османская артиллерия и янычары, вооруженные огнестрельным оружием. Санджак-бей Каффы обеспечил бесперебойную переправу через пролив на 300 судах. Решающую роль сыграла артиллерия: 10-тысячные силы жанеевцев были разбиты и рассеяны. Больше двух месяцев крымцы разоряли жанеевские земли и, согласно Реммал-Ходже, забрали с собой несколько тысяч пленных. Кансавук сумел избежать плена.

Если разорение этого адыгского княжества относится к весне 1545 г., то осенью настал черед Кабарды. Реммал-Ходжа, придворный медик и летописец Сахиб-Гирея, сообщает, что к его хозяину прибыл кабардинский князь Элбозду, потерпевший поражение в борьбе за власть внутри Кабарды, где его соперником являлся его двоюродный брат, не названный по имени.

Согласно Реммал-Ходже, 60-70-тысячная армия крымцев, включавшая небольшое число янычар, через Азов двинулась на Кабарду (как сообщал русский посол в Крыму, «идучи сего лето на далних Черкас на Хабартку»). Проводником выступил Элбозду. Он же выбрал удобное время для нападения, когда, по его словам, множество кабардинских крестьян под охраной воинов собирается в определенном районе для уборки хлебов. Элбозду сообщил также, что в той же местности земледельческими работами занимаются люди племени бужадук, то есть бжедуги.

Кабардинцев удалось застичь врасплох, но «бжедуги, насчитывавшие 10 тыс. человек, узнали о нападении заранее и решили пойти на хитрость — начать переговоры с ханом, а ночью напасть на крымский лагерь. Войско Сахиб-Гирея расположилось, по словам Реммал-Ходжи, у реки Белх (Балк или Малка). Свой план бжедугам осуществить не удалось, так как хан с помощью Элбозду разгадал их замысел. Ночная атака на лагерь Сахиб-Гирея закончилась разгромом бжедугов, хотя Реммал-Ходжа особо отмечает их стойкость и отвагу.

В 1551 г., когда состоялся последний поход Сахиб-Гирея в Черкесию, бжедуги вновь упоминаются в похожем контексте — в качестве второстепенного, но очень важного фактора черкесского сопротивления. Поход 1551 г. был вызван нападением хатукаевских князей Эльока (Алегука) и Антанука, сыновей Джанбека, на османских подданных под Азовом. Это наступление было организовано по приказу султана. И вновь со своим повелителем в поход отправился Реммал-Ходжа, которому мы обязаны весьма ценной информацией о Черкесии середины XVI в.

Реммал-ходжа приводит самоуверенное заявление одного из братьев: «Хан, говорят, идет грабить нас, но мы поведем себя не как жанеевцы и кабардинцы. Он силен своими пушками, а мои пушки и пищали — крутые горы и быстрые кони».

Подобно жанеевскому князю Кансавуку в 1539 г., хатукаевцы избирают оборонительную тактику и запираются со своими отрядами в «горах Бужадук». Черкесская крепость была взята после ожесточенного сражения, а один из князей — Антанук — попал в плен.

Сахиб-Гирей нанес тяжелые удары по большинству княжеств Черкесии: Жанетии, Хатукаю, Бжедугии, Бесленею и Кабарде. Все походы Сахиб-Гирея были осуществлены по прямому указанию Сулеймана Великолепного. И, по его же приказу, победоносный хан был убит сразу по возвращении из Черкесии, а на трон возведен ханский племянник Девлет-Гирей.

Султан Сулейман очень длительное время благоволивший к Сахиб-Гирею, к 1550 г. стал сильно тяготиться излишней самостоятельностью крымского вассала. Дело дошло до того, что Сахиб-Гирей высказывал открытое неудовольствие тем, что юрисдикция кафского санджака распространяется на слишком, по его мнению, значительную часть Крыма.

Порта направила Сахиб-Гирею фирман, которым ему предписывалось идти войной против мятежного черкесского племени Жанэ. Хан двинулся со всей татарской ордой через таманскую переправу в поход. Пока Сахиб-Гирей находится в Черкесии, его племянник Девлет-Гирей стремительно прибывает в Бахчисарай, где обнародуется султанский фирман о его назначении крымским ханом. Войска присягают новому хану, который хладнокровно умерщвляет не только Сахиб-Гирея, но и всю его семью, включая малолетних детей.

С середины XVI в., со времени правления Девлет-Гирея I, хронология крымско-черкесских столкновений выглядит следующим образом. В 1553 г. Девлет-Гирей предпринял поход в Черкесию, после которого писал польскому королю Сигизмунду-Августу, что вернулся из похода на пятигорских черкесов «з добычею великою». Но уже в 1556 г. черкесы (по всей видимости, жанеевцы) захватывают османские крепости Темрюк и Тамань13. В 1560-1561 гг. — ряд черкесских набегов на Крым. В 1567 г. — набег крымцев на Кабарду.

В 1570 г. калга Алди-Гирей наносит поражение Темрюку Идаровичу, который получает в битве смертельное ранение14. В 1571 г. Девлет-Гирей захватывает и сжигает Москву.

В 1614 г. калга-султан Яман-Гирей разоряет семь селений в Темиргое. Русский источник говорит об этом: «крымской де царь Еман-Гирей-салтан с ратными своими людьми пришел войною на кумиргинские черкасы и повоевал 7 кабаков, а погромил де те кабаки оманом». Уточнение, что кумиргинские селения были разгромлены «оманом», то есть обманом, свидетельствует о том, что данная военная акция была набегом, но не торжественно обставленным походом.

Черкесский воспитанник Мухамед-Гирей III в 1622 г. совершает поход в Черкесию. «Да сей де весны по первой траве крымской царь ходил в Горские черкасы для дани, что прежде всего черкасы давали ему дань, а ныне давать не почали; а было де в Горских черкасех с царем людей крымских татар три тысячи человек, а нагайцев Казыева улуса две тысячи, всего пять тысяч. И сперва с приходу царь у черкас кабак взял и черкас побил… А как царь пришел под другой кабак, и его черкасы самого побили, а побито крымских и нагайских татар добре много».

Джованни да Лукка описывает в 1629 г. Черкесию как свободную страну, где он спокойно мог проповедовать католичество и сотнями крестить детей. Его собрат-доминиканец Эмиддио де Асколи в 1634 г. подтверждает независимый статус Черкесии: «Татары также воздерживаются ходить в Чиркасию, потому что там очень воинственный народ. Хан отправляется туда лишь в том случае, когда какой-нибудь знатный черкес позовет его на помощь, дабы мстить врагу своему, другому могучему князю… Но теперь чиркасы тоже огляделись, прошло уже много лет, как они перестали звать хана».

Действительно, ханов могли не призывать очень длительный период. Кырымлы Хаджи Мехмед Сенаи, биограф Ислам-Гирея III (1644-1654), как об очень выдающемся событии сообщает о походе своего повелителя в Черкесию против «прославленного человека из черкесов по имени Хакчумук». Победу над Хакчумуком Мехмед Сенаи представляет как высшее военное достижение татар в Черкесии за последние два с половиной столетия: «После этого других черкесских эмиров охватили опасения и страх, да такой, что черкесские собаки, со времен Тимурхана не склонявшие свои головы ни перед кем, и беки всех племен и народов, превративших гору Эльбурз в свою твердыню, и все те, кто живет аж у Дербенда… и весь народ Дагистана были покорены». Другие источники не подтверждают сообщения Сенаи об Ислам-Гирее III как о новом Тамерлане, устрашившем весь Северный Кавказ.

-

Загрузка...

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Загрузка...