» » » Нуриет Чундышко: «Неужели Адыгея не заслужила балет?!»
Нуриет Чундышко: «Неужели Адыгея не заслужила балет?!» 21:23 Вторник 0 6 724
4-05-2021, 21:23

Нуриет Чундышко: «Неужели Адыгея не заслужила балет?!»


Нуриет Чундышко: «Неужели Адыгея не заслужила балет?!»

Она попала в первый набор хореографического отделения Майкопского музучилища, но из-за отсутствия природных данных девочку считали бесперспективной. Благодаря своему стальному характеру, упорству и трудолюбию она стала студенткой знаменитой на весь мир Академии русского балета имени А.Вагановой в Санкт-Петербурге. После нее лишь одному человеку из Адыгеи удалось туда поступить, и это был ее ученик.

 Вот уже 35 лет заслуженный работник культуры РА, заведующая хореографическим отделением Адыгейского республиканского колледжа искусств им.У.Тхабисимова Нуриет Чундышко воспитывает будущих звезд балета. Сегодня ее выпускники — солисты различных театров и государственных ансамблей страны. О жизненных примерах, таланте и роли классического танца она рассказала в своем интервью «СА».
 — Не многие осмеливаются даже мечтать о том, чтобы стать балериной. За грациозными и завораживающими движениями на сцене стоит титанический труд, ежедневные изнурительные репетиции. Если отмотать назад, выбрали бы эту профессию снова?
— Ни за что бы не пошла в хореографию, стала бы хирургом. В школьные годы мечтала помогать людям, но любовь к балету пришла ко мне раньше, еще в неосознанном возрасте. Яркое воспоминание из детства: всякий раз, когда по телевизору показывали балет, родители звали меня смотреть. Я не понимала классической музыки, но меня восхищало, что парень с девушкой танцуют одинаково. Когда стала старше, из всех журналов и газет вырезала балерин и вклеивала их в тетрадку. А бабушка обещала: «Вот пенсию получу и отправлю тебя учиться в Москву».
В четвертом классе стала заниматься во вновь открывшемся ансамбле адыгского танца при Доме культуры Кошехабля. А два года спустя в школе повесили объявление о том, что в Адыгее впервые набирают детей на базе шестого класса на хореографическое отделение нынешнего колледжа искусств им.У.Тхабисимова. Пришла домой и заявила, что поеду учиться. Тогда я еще не понимала, что, кроме внешних данных, нужны природные, такие как шаг, подъем, прыжок, выворотность, гибкость. Папа был против этой затеи, но мама поддержала. В аул приехала комиссия, и меня чудом отобрали.
— Чудом или же все-таки благодаря природным данным?
— Сегодня, будучи заведующей хореографическим отделением, таких детей, как я, не беру. Им намного сложнее, чем тем, кто одарен от природы, и можно нанести ребенку серьезную психологическую травму.
Хорошо помню последний тур отбора. Масхуд Махмудович Бешкок и Нина Габуциевна Панурина стояли надо мной, решалась моя судьба — или берут, или нет. Бешкок говорил: «Надо брать, для «Нальмэса» подойдет». А Нина Габуциевна показывала на мою тазобедренную кость и махала головой, что, мол, с ней что-то не так. И вдруг спрашивают: «Ты как учишься?» «На отлично», — говорю. «Тогда берем, будешь педагогом!» И меня готовили преподавать. Я единственная на курсе была без данных, и до сих пор без ответа вопрос — почему меня взяли? Наверное, так должно было случиться.
В восьмом классе, дав себе честную оценку, собралась уходить из колледжа, но преподаватели остановили. А на выпускном курсе, в 1984 году, к нам приехала народная артистка РСФСР, преподаватель ГИТИСа Лариса Дмитриевна Трембовельская. Три дня она проводила с нами уроки, а когда был отчетный показ, сказала преподавателям, если они что-то забудут, то вот эта девочка все знает, и показала на меня. У всех, в том числе и у меня, округлились глаза. И Лариса Дмитриевна рекомендовала меня на поступление в Вагановскую академию, хотя туда готовили другую студентку. Так я поехала учиться в Питер.
— Расскажите про годы обу­чения в академии.
— Учиться было очень тяжело. Курс состоял из одиннадцати человек. Оценки по госэкзаменам выставляли прямо в диплом. Зная об этом, приложила все усилия, чтобы получить самую высокую. Иначе как бы я смотрела в глаза педагогам колледжа, если бы после красного диплома привезла тройки?! Горда тем, что в дипломе у меня три четверки, а во вкладыше все пятерки. «Хорошо» по классическому танцу в Академии Вагановой — высокая оценка. Природа обделила меня данными, но наградила чувством самолюбия: я не хотела быть хуже других, поэтому никогда не ленилась.
— У вас была возможность остаться в Санкт-Петербурге?
— В Питере не осталась бы никогда, на тот момент город ассоциировался только с трудностями. Все годы учебы провела не поднимая головы от тетрадей, единственным развлечением были походы в Мариинку. К тому же в нас заложили чувство ответственности. Учиться отправила Адыгея, и здесь меня ждали обратно.
— У вас много успешных учеников, в чем ваш секрет как педагога?
— В мягкой жесткости. Детей, которых отбираю учиться, люблю сразу. Прежде чем поставить окончательную точку на отборе — смотрю ребенку в глаза, чтобы понять, мой или не мой человек, смогу научить его или у нас не будет контакта. И если вижу задатки, то цепляюсь за него и раскрываю все его возможности. В первый год обу­чения я с ними мягка, влюбляю в себя, а затем требовательна. Если вижу посредственность, лень, то мы прощаемся. Если же ребенок делает все как надо, то не могу сдержаться и не скуплюсь на похвалу. С мальчиками я мягче — их труднее заставить, но потом легко работать. А у девочек частые смены настроения: то одно болит, то другое, то они худеют, то нет сил. Всегда говорю, что сильнее зверя, чем я, нет, поэтому никто мне характер не показывает. Не подавляю, но готовлю их к жесткой жизни, которая будет в коллективе. Чтобы ни происходило, надо пахать и доказывать работой, что ты лучше всех. В каждого вселяю мысль, что он должен прийти в коллектив и сразу выйти на сольные партии. Иначе для чего учиться?

— Как вы определяете, что это ваш человек?
— Интуиция. Первый год работаю со всеми только руками, второй год работаю руками только с теми, кто хочет заниматься, а дальше только с теми, кто рванет вперед. Когда я говорю, что работаю с телом руками, то подразумеваю, что приходится в буквальном смысле, например, поднимать ногу ученика, выкручивать ее в правильное положение. Представьте, как это тяжело?! Подхожу во время занятий ко всем, но львиная доля моего времени достается самым талантливым. Важно быть честной перед детьми, каждый должен понимать, какое место он занимает в классе, возможно, это звучит жестко, но такова реальность. И детей учу не врать. Не можешь сегодня работать — скажи: «Нуриет Асфаровна, нет сил». Я сама 12 лет провела у станка и знаю, что бывают дни, когда тело настолько обмякшее, что рукой трудно пошевелить.
— С какого класса начинается обучение в колледже искусств?
— Мы берем учеников седьмого и восьмого классов. Учим пять лет. С 7 по 9 класс дети живут на базе Адыгейской республиканской гимназии, где получают общее образование, их обеспечивают проживанием и питанием. За ними закреплены не только педагоги, но и воспитатели. С первого года обучения они числятся нашими студентами, но полностью переходят в колледж только после окончания девятого класса, после сдачи экзаменов.

В прошлом году силами студентов мы поставили балет Адольфа Адана «Жизель». В зале был аншлаг, минут двадцать зрители аплодировали стоя.

— В одном из интервью народный артист России, нынешний ректор академии Русского балета им.Вагановой Николай Цискаридзе сказал, что педагогическая деятельность самая неблагодарная. Вы согласны с этим мнением?
— Никому из своих учеников не желаю быть педагогом. Это адский труд и большая ответственность за судьбу ребенка. Его нужно воспитать и научить так, чтобы он был лучшим в коллективе, мог заработать звание, жилье, обеспечить себя и своих близких. А к тому же это тяжелый физический труд. Крутишься вокруг студентов изо дня в день, чтобы из них вышел толк. Никто не будет с ними во­зиться в коллективах, всем нужны профессионалы. Кроме того, большинство детей по своей природе ленивы, и многое зависит от педагога. А после окончания учебы некоторые выпускники, ставшие звездами, даже не здороваются… Раньше тяжело переживала, а сейчас поняла, что так устроена жизнь. Но у меня много и благодарных студентов.
Недавно совершенно неожиданно у меня дома собрался один из выпусков почти в полном составе. В августе собирается второй выпуск, ждут девочку, которая работает по специальности в Италии. В следующем году будет восемнадцатый выпуск. За 35 лет педагогической деятельности подготовила порядка 200 студентов. Они разлетелись по России и даже за рубеж, танцуют в Эрмитажном театре Санкт-Петербурга, Творческом объединении «Премьера» Краснодара, Государственном балете Кубани, Государственном казачьем ансамбле песни и танца «Ставрополье», ансамбле «Кубанская казачья вольница», Лиссабонском театре Maria Vitoria, у одной из выпускниц контракт с американским театром.
— Это говорит о серьезном уровне подготовки студентов…
— В 2012 году мы получили приглашение на Международный конкурс колледжей искусств отделений искусства танца, который на тот момент проводился в Иваново уже девятый раз. На соревнованиях были представлены 45 средних учебных заведений России, Беларуси и Украины. Адыгея приехала впервые. На участие в соревнованиях я выставила девочек четвертого года обучения в номинациях «дуэт» и «соло». Перед выступлением на час нам выделили сцену для репетиции. И вы не поверите — мы начали репетировать, а зал стал заполняться людьми, мы сорвали аплодисменты. И заняли первое и третье места, оставив позади Москву, Санкт-Петербург, Новгород, Пермь… Через три года на очередном конкурсе у нашей республики вновь первое и третье места. В узких кругах даже появился термин «адыгейская классическая школа».
После победы моих учеников пригласили на Международный конкурс исполнительского мастерства и хореографического искусства имени Бориса Брегвадзе в Санкт-Петербург, где участвовали студенты высших учебных заведений. Первое место было у артистов театра Перми, второе у Санкт-Петербурга, Адыгея заняла третье место.
А буквально на днях, 26 апреля, стали известны результаты последнего конкурса в Иваново. Моя студентка Ника Тогобецкая заняла первое место.
— Несколько лет вы были главным балетмейстером ансамбля «Нальмэс», многие ваши ученики танцуют в этом коллективе…
— Не люблю громких слов, но художественный руководитель ансамбля Аслан Хаджаев сделал невозможное: то, что он показывает сегодня, высший пилотаж. Это профессионал с базовым классическим образованием и высочайшим уровнем подготовки. Называю его постановки «бешеными» и имею в виду не скорость, а красоту хореографического рисунка, танцевального текста. На мой взгляд, «Нальмэс» входит в пятерку лучших ансамблей России. Последние выпуски учеников направляю к Хаджаеву.
— Насколько востребован классический танец у подрастающего поколения?
— В 2015 году я открыла частную школу балета для девочек. Ко дню открытия уже набралось 30 человек, сейчас в ней занимаются порядка 70 учеников разных возрастов, в том числе сборная
Адыгеи по художественной гимнастике. Сегодня, как и всегда, балет считается элитным образованием. В 11 лет большинство из учащихся школы уходят заниматься национальными танцами, уже обладая фундаментальными знаниями классики. Профессиональная хореография должна опираться на уроки классического танца — в противном случае это самодеятельность.
В школе занимаются не только дети, но и взрослые. Преимуществ у балета не меньше, чем у фитнеса или других видов активности. В некоторых случаях классическая хореография для взрослых даже полезней фитнес-тренировок. Не обязательно заниматься балетом на профессиональном уровне, это может быть хобби.
— На ваш взгляд, есть ли перспективы развития балета в Адыгее?
— Я в восторге от нашей публики, которая по достоинству оценивает высокое искусство. В прошлом году в стенах учебного заведения силами студентов мы поставили балет Адольфа Адана «Жизель». В зале был аншлаг, минут двадцать зрители аплодировали стоя.
Неужели Адыгея не та республика, которая не заслужила балет?! Пусть он будет камерным, труппа из 10 человек. Их выступления станут украшением мероприятий, которые проводятся здесь. А мы, обучая детей в колледже, будем иметь наглядный пример театра в нашем регионе. Источник: Газета Советская Адыгея


Заур Жанэ: «Уорк хабзэ — инструкция, как жить полноценно, используя опыт предков» 11:58 Воскресенье 0 1 516 Заур Жанэ: «Уорк хабзэ — инструкция, как жить полноценно, используя опыт предков» Это древнее учение кто-то называет моральным кодексом черкесской знати. А кто-то – даже религией магов, хотя к религии, как таковой, оно не имеет отношения. Кавказская йога, или уорк хабзэ,
Биберт Кахадо: «Верим в победу и планируем играть в атакующий футбол» 17:59 Четверг 0 1 443 Биберт Кахадо: «Верим в победу и планируем играть в атакующий футбол» В футбольном клубе «Дружба» многое поменялось в межсезонье. Пост главного тренера команды занял Ашамаз Шаков. А на должность руководителя тренерского штаба пришел этнический черкес из США Биберт

х