» » » Андрей Круковский: "Адыгея станет местом, где вся страна будет учиться кататься на лыжах"
Андрей Круковский: "Адыгея станет местом, где вся страна будет учиться кататься на лыжах" 11:38 Воскресенье 0 2 368
22-08-2021, 11:38

Андрей Круковский: "Адыгея станет местом, где вся страна будет учиться кататься на лыжах"


Андрей Круковский: "Адыгея станет местом, где вся страна будет учиться кататься на лыжах"
На курорт «Лагонаки» в Адыгею смогут приезжать не только те, кто выбирает между Альпами и Красной Поляной, но и те, кто никогда не отдыхал в горах и не вставал на лыжи, а проводил отпуск только у себя на даче, считает Андрей Круковский, гендиректор НАО «Красная Поляна» — компании-инвестора, которая будет строить в республике всесезонный экокурорт.

В интервью «СА» он рассказал о том, почему на курорте будут присутствовать только международные бренды отелей, будут ли сопоставимы цены на отдых с курортом в Красной Поляне, и об экологических стандартах при строительстве и эксплуатации курорта.
— Андрей Алексеевич, почему для реализации проекта выбрали именно Адыгею?
— Начну с того, что проект «Лагонаки» не новый. Еще в 50-е годы, в Советском Союзе, здесь планировали развивать горнолыжный спорт. Потом в двухтысячные, в рамках развития горнолыжки на Северном Кавказе, была идея реализовать на плато большой проект, включающий около 300 километров трасс и затрагивающий Фишт, Оштен. Но из-за того что на Красной Поляне было решено проводить Олимпиаду, от этих планов отказались. Большую роль сыграли и природоохранные организации, которые доказали и руководству страны, и международному сообществу, что это особо ценная природная территория и капитальное строительство здесь невозможно. Именно поэтому мы, прежде чем выступить с инициативой о реализации этого проекта, проанализировали весь предыдущий опыт, вместе с экологами решали, где строить можно, а где нельзя.

Курорт в Адыгее будет уникальным с точки зрения расположения: в мире нет курортов, где можно жить прямо напротив горнолыжных трасс. Обычно деревня всегда расположена где-то внизу, и визуально вы не представляете, где катаетесь. А тут фактически из окна вы видите трассы. В мировом масштабе это будет уникально

— Тем не менее пока споры о том, насколько целесообразно строительство курорта с точки зрения сохранения природы, не утихают…
— Я сам ценю природу, хожу по горам. И понимаю, о чем речь. Но что в основном говорится в этих заявлениях? «Мы не дадим застроить плато Лагонаки!» Я уже публично заявлял, что непосредственно на плато, на территориях, которые имеют природоохранную ценность, курорт строиться не будет. Для его создания выбрана другая территория. Она была присоединена к землям Кавказского биосферного заповедника в 1992 году, а до этого на ней были отгонные пастбища. Это северо-восточный склон горы Абадзеш, который, по заключениям научного сообщества и экологов, не имеет природоохранной ценности. Эта территория 30 лет назад была присоединена как буферная зона к особо охраняемым территориям, и, по сути, за это время биоразнообразие на этих землях не восстановилось. То есть реализация этого проекта не нанесет ущерб экологии плато Лагонаки. Но при выполнении особых условий.
— Каких?
— Для ЮНЕСКО территория, выбранная для строительства курорта, не представляет особой ценности. Но из-за того, что он будет расположен вблизи границ, его появление, безусловно, будет влиять на то, что происходит на особо охраняемых природных территориях.
Поэтому мы будем проводить целый комплекс мероприятий, включая мониторинг, который запланирован на этот год, вместе с экспертами ЮНЕСКО. Они будут определять допустимые параметры курорта: где именно возможно капитальное строительство, как правильно простроить границы курорта и особо ценных территорий, как направить туристический поток, чтобы не навредить природе.
Наша задача — сделать этот опыт положительным, чтобы, скажем, через пять лет ни у кого не наступило разочарования, чтобы никто не сказал: «Вот раньше здесь была прекрасная природа, а теперь нет ничего». Потому что природа есть главная ценность этого курорта — и зимой, и летом.
У нас уже имеется опыт строительства и эксплуатации курорта в Красной Поляне, тем не менее мы готовы к открытому обсуждению любых вопросов. Первая встреча с экологами, общественниками уже прошла. Мы выслушали и зафиксировали все предложения, и я могу точно сказать, что мы их учтем в проекте.

— Вы уже представили мастер-план. Насколько я понимаю, это еще не проект? Корректировки возможны?
— Безусловно! Коррективы еще можно внести. Но замечу: данная территория была выбрана как единственно возможное место в Адыгее, где можно реализовать проект без нарушения природного режима.
Что важно знать? 85% инфраструктуры курорта будет вынесено за пределы заповедника. По проекту под курорт будет отведено два земельных участка. Первый на 1,5 тыс. га — в районе горы Абадзеш, где будет горнолыжный склон. Второй — это скала напротив смотровой площадки. Здесь на 68 гектарах разместится номерной фонд курорта. То есть вся антропогенная нагрузка будет вынесена за пределы особо охраняемых территорий.
— Изначально заявлялось, что в строительство курорта будет вложено 23 миллиарда рублей. Однако на встрече с экологами в Адыгее вы заявили, что объем инвестиций вырастет до 35 миллиардов. Увеличение значительное. С чем это связано?
— После того как при составлении мастер-плана мы учли все экологические требования, мы поняли, что не хотим здесь иметь просто отели. Это должны быть отели международных отельных брендов с соответствующими стандартами работы — и с точки зрения экологической составляющей, и с точки зрения сервиса. Стоимость действительно выросла. Но ценность и важность этого курорта позволяет определить такие инвестиции.
Могу сказать так: подобного рода проекты — проекты комплексного развития отдаленных, сложных территорий — имеют мало общего с бизнесом. Это ведь не отель в центре города построить, где есть все коммуникации. Сроки окупаемости у такого проекта — 20 лет и более. Никакой обычный бизнесмен не пойдет в инвестиции с таким сроком окупаемости! Поэтому создание таких курортов — скорее государственная задача.
— Вы уже говорили, что курорт будет строиться поэтапно. Что включает в себя первый этап и когда уже курорт сможет принимать туристов?
— Первый планируем реализовать до конца 2024 года. Мы предполагаем построить девять горнолыжных трасс и семь канатных дорог. Это канатная дорога с верхней деревни (она, как я уже сказал, разместится на скале напротив смотровой площадки на высоте 1600 метров над уровнем моря) до вершины горы Абадзеш, ее высота — 2370 метров. На первом этапе канатка придет на вершину, что позволит активировать всю левую часть склона. Это даст нам порядка 30 километров синих и зеленых трасс.
— Это трассы для начинающих горнолыжников. Можно ли сказать, что курорт будет нацелен на любительскую аудиторию?
— Абсолютно точно! В этом его уникальность. В отличие от Красной Поляны 90% трасс здесь будут именно синие и зеленые. Причем они будут проложены по естественному рельефу. Если в Красной Поляне нам приходилось где-то даже взрывать горы, нарезать полки, искусственно создавать серпантины, то здесь склоны сложены самой природой с уклоном от 7 до 12 градусов. На них даже не нужно снимать почвенный покров. Все, что нужно, — зимой закатывать ратраками снег и делать прекрасные широкие трассы. Адыгея станет местом, где вся страна будет учиться кататься на лыжах!
Сейчас в России, по официальным данным, катается около 1,5 млн. человек. Стратегией развития туризма предусмотрено, что к 2035 году на лыжи должны встать 2,5 млн. человек. Если мы реализуем этот проект, все эти люди приедут учиться именно сюда.
На втором этапе мы добавим еще две канатные дороги, что даст нам возможность активировать западную часть курорта. И конечным штрихом будет организация высокогорного катания, можно будет развивать уже не учебную, а спортивную составляющую.
— Номерной фонд также будет создаваться поэтапно?
— Да, строительство отелей будет синхронизировано по срокам. На первом этапе планируется создать 650 номеров и техническую зону. Центром верхней деревни станет канатная дорога. И вокруг расположатся отели. Причем курорт в Адыгее будет уникальным с точки зрения расположения: в мире нет курортов, где можно жить прямо напротив горнолыжных трасс. Обычно деревня всегда расположена где-то внизу, и визуально вы не представляете, где катаетесь. А тут фактически из окна вы видите трассы. В мировом масштабе это будет уникально.
На первом этапе будут построены три отеля и апартаменты. Первый — четырехзвездочный Novotel на 140 номеров. У него будут уникальные видовые характеристики, хорошие конгресс-возможности, мы предполагаем разместить там конференц-зал на тысячу мест, чтобы проводить мероприятия федерального, регионального уровней.
С противоположной стороны предполагается размещение отеля Mercure, количество номеров пока обсуждается. Это будет премиальный отель, с хорошим спа-центром, панорамным инфинити-бассейном, который будет работать круглый год. Отель будет расположен над обрывом. Представляете, какие у него будут видовые характеристики?
Закроет квадрат площади трехзвездочная гостиница Ibis. У этого отеля не будет таких видовых характеристик, как у первых двух, но зато проживание в нем будет дешевле. Это яркое, современное пространство, где будет собираться молодежь, куда большими компаниями будут приезжать жители Адыгеи и Краснодарского края на выходные.
И четвертый отель — формат апартаментов. На примере Красной Поляны мы видим, что это очень востребовано у семейной аудитории с детьми. Это самое недорогое средство размещения, с собственной кухней. Мы предполагаем, что на первом этапе будет построено 230 апартаментов.
— Насколько проживание будет доступно? Наверняка в проекте уже есть расчеты.
— Наша задача, несмотря на международные стандарты, несмотря на то, что здесь будут только брендовые отели, сделать курорт доступным для широких масс. Абсолютно точно — отдых в Адыгее будет гораздо дешевле, чем в Красной Поляне — и по стоимости ски-пасса, и по проживанию.
Мы хотим, чтобы сюда приезжали не только те, кто выбирает между Альпами и Красной Поляной, но и те, кто никогда не отдыхал в горах и не вставал на лыжи, а проводил отпуск только у себя на даче. Поэтому закладываем в модель более низкие чеки.
— Сколько туристов сможет одновременно принять курорт?
— На первом этапе мы сможем размес­тить 1,5 тысячи человек единовременно. По мере заполнения первой очереди будут вводиться в эксплуатацию вторая и третья. Причем все спроектировано таким образом, что строительство второй и третьей очереди не будет мешать тем, кто на курорте. Это достаточно обособленные пространства.
— Управлять всем курортным комплексом будет НАО «Красная Поляна»?
— В мире есть два подхода к управлению такими объектами: европейский и интегрированный. Последний стал развиваться только в последние годы. Как работает первый, можно увидеть на примере Европы и курортов Северного Кавказа — Архыза, Эльбруса. Строится канатная дорога, вокруг нее формируются земельные участки, которые выкупают разные инвесторы под строительство отелей.
Как это происходит в Европе? Возьмем Куршевель — там красивая архитектура, аккуратные домики, уютные отели. Почему? Потому что там столетиями муниципальные власти формировали облик городов. У инвестора просто нет возможности построить так, как ему захочется, он вынужден выбирать материалы и создавать фасады в едином архитектурном стиле и строго выдерживать стандарты сервиса.
В силу некоторых особенностей на российских курортах так сделать не получилось. Пробовали в том же Архызе. Но в результате каждый построил так, как смог, и управляет, как может. Нет единого облика, сервиса, стандартов качества. Нет единого туристического продукта, из-за этого в целом уровень пока недотягивает до европейского.
Альтернатива этому подходу — интегрированный курорт. Когда всей территорией, каждым отелем, канатками, ресторанами, арендными сервисами, детскими клубами, горнолыжными школами — всем управляет одна компания. Этот пример мы видим на Красной Поляне.
Что дает такой подход? Единый архитектурный стиль, европейский вид курорта. Возможность выдерживать высокий уровень стандартов. Почему мы привлекаем иностранные бренды? В России не было команд, которые понимали бы, как управлять отелями международного уровня. У нас всеми отелями в Москве, скажем, до недавнего времени управляли операторы — иностранные компании.
Сейчас ситуация меняется. Мы берем франшизу и всем управляем сами. Все налоги, рабочие места остаются в стране. Плюс — централизованное управление позволяет выдерживать те же экологические стандарты. На курорте «Лагонаки», к примеру, будет раздельный сбор мусора, внедрено повторное использование воды, в том числе серой, по курорту можно будет передвигаться только на электромобилях. У этого проекта будет «одно окно», а не десятки маленьких инвесторов, которых сложно контролировать. Это позволит создать курорт европейского уровня.
  Источник: Газета Советская Адыгея


Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Бизнес-омбудсмен в Адыгее Владислав Зафесов в интервью "СА" рассказал о предпринимательской инициативе и деловом климате региона 10:35 Четверг 0 2 563 Бизнес-омбудсмен в Адыгее Владислав Зафесов в интервью "СА" рассказал о предпринимательской инициативе и деловом климате региона С какими системными, мешающими развитию бизнеса проблемами сталкиваются деловые люди в Адыгее и каким образом государство помогает им их преодолевать, «СА» рассказал уполномоченный по защите прав

х