Первая итало-эфиопская война 11:18 Четверг 0 94
11-06-2020, 11:18

Первая итало-эфиопская война


В XIX веке практически весь мир оказался разделен между европейскими государствами. Раньше прочих вступив в индустриальную эпоху, они обзавелись мощными армиями, которые ломали сопротивление отважных, но недисциплинированных и плохо вооруженных воинов Азии и Африки. И лишь один народ смог отстоять свою независимость.

В 1871 году после более чем тысячелетнего периода раздробленности Апеннинский полуостров вновь был объединён под властью единого государства – Итальянского королевства. Воодушевлению его подданных не было предела, всем казалось, что вот-вот начнется новая эпоха процветания.

Да вот незадача – у нового государства не было колоний. В девятнадцатом веке, когда колониальная экспансия достигла своего пика, мало кто мог представить современную, успешную страну без заморских владений. Они считались основным источником богатства, и не просто так – ведущие колониальные державы использовали анклавы на других материках как источник дешевого сырья для промышленности и дармовой рабочей силы. Шла настоящая гонка за обладание все более обширными владениями, и для Италии, слишком поздно в нее включившейся, практически не оставалось свободного клочка земли, где можно было водрузить свое знамя.

Первая итало-эфиопская война

Одним из немногих исключений казалась Эфиопия – единственное африканское государство, на территорию которого не ступала нога европейского колонизатора. История цивилизации на этих землях насчитывает многие тысячелетия. Ещё древние египтяне в своих папирусах упоминали страну Пунт, в первом тысячелетии нашей эры здесь сложилось могущественное Аксумское царство, контролировавшее обширные земли и многочисленные торговые пути. Его столица в период расцвета производила впечатление даже на видавших виды путешественников и была крупнейшим портом на побережье Индийского океана. Купцы из Эфиопии странствовали далеко за пределами своей родины, а прочные связи с соседями привели к тому, что в IV веке царство приняло христианство.

С началом арабских завоеваний Аксум оказывается отрезанным от остального цивилизованного мира, постепенно приходит в упадок. Так бы он и исчез со страниц истории, если бы у власти не встала новая династия императоров, или, как они титуловали сами себя, негус-негести, считавших своим предком царя Соломона. Эфиопия, последний бастион христианства в Африке, снова превратилась в империю, контролировавшую обширные земли в Восточной Африке и обладавшую несметными богатствами.

Однако в XIX веке держав Соломонидов находилась не в лучшей форме. Религиозные войны, затянувшаяся феодальная раздробленность, аграрная экономика без намёка на промышленный переворот – всё это превращало страну в лёгкую добычу, которую лишь по стечению обстоятельств не пригребли к рукам европейцы. Итальянское королевство посчитало, что сама судьба хранила этот край для потомков римлян, и начало подготовку к превращению древнего царства в колонию

[img]"[/img]

Начиная с 1880 года итальянцы при помощи военной силы закрепились на побережье Восточной Африки. Формально принадлежа Эфиопии, эти земли не контролировались негусами, и потому, желая избежать столкновение с европейцами, новый император Менелик II согласился подписать договор о их передаче Италии в обмен на установление чётких границ и заключение торговых соглашений. Однако выходцы с Апеннинского полуострова и не думали вести честную игру. Текст договора, составленного на двух языках, заметно отличался в эфиопской и итальянской версии. Ссылаясь на последнюю, европейцы продолжали расширять своё присутствие, и в начале 1890-х годов потребовали от негуса полной покорности.

Итальянцы были более чем уверенны в своих силах. В колонии, граничившей с Эфиопией, они сосредоточили двадцатитысячную армию, вооруженную и экипированную по последнему слову техники XIX столетия. Опыт других стран подсказывал, что этого должно хватить для завоевания любых «дикарей». В конце концов, в 1867 году англичанам хватило тринадцати тысяч человек, чтобы в ходе стремительной военной компании окружить эфиопского негуса Теодороса II и вынудить его застрелиться, дабы избежать позорного плена.

Под командованием генерала Ореста Баратьери итальянские войска начинают осторожную, методичную экспансию за пределы Эритреи, захватывая территории, контролируемые эфиопскими феодалами, ещё не признавшими власть Менелика. Формально это ещё не была война с Абиссинией, но все понимали, к чему идёт дело. Лишь одного итальянцы не учли – новый негус-негести обладал качествами, которым позавидовал бы лидер любого государства

Менелик, прозванный своим народом «Леопардом», был сыном правителя полунезависимой провинции Шоа. Он стал тестем Теодороса II, однако решился выступить против императора при первой же возможности – причиной этому было желание отомстить за отца, убитого по приказу негуса. Зато со следующим правителем, Йоханнысом IV, Менелик находился в хороших отношениях, и вместе с ним провёл целый ряд завоевательных походов, преследовавших целью восстановление единства страны. В 1889 году Менелик сам восходит на эфиопский престол, к тому моменту пользуясь заслуженным уважением подданных. За его плечами - более десяти лет успешных военных кампаний, опыт стратегического планирования и тактического командования армией в бою.

Осознав неизбежность масштабной войны, Менелик II решил не избегать её. Заявив об отказе соблюдать заключённое в 1889 году соглашение, он создаёт разветвлённую шпионскую сеть в Эритрее, итальянской колонии, получая сведения о каждом шаге врага. Установив дипломатические контакты с Россией и Францией, он закупает современное стрелковое оружие и с помощью прибывших в Эфиопию военных специалистов ведёт обучение своих бойцов тактическим приёмам европейских армий. Объявляется призыв, которому должны были подчиниться все феодальные правители отдельных областей, встав под ружьё лично и приведя с собой солдат.

Менелику удаётся собрать более 80 тысяч бойцов. Надо сказать, что представление, будто они были вооружены луками и копьями, не совсем верно — таких бойцов было процентов пятнадцать. Остальная часть имела огнестрельное оружие, пусть и устаревшее гладкоствольное с кремневыми замками. Наиболее боеспособные части имели порядка четырёх тысяч современных винтовок, закупленных в Европе. Имелась артиллерия — порядка сорока пушек различных калибров. Не бог весть что, но сопоставимо с тем, что имели итальянские колониальные войска. По некоторым сведениям, эфиопской артиллерией командовали русские военные специалисты. Недостаток вооружения и подготовки эфиопы компенсировали отвагой, которую Менелик смог разжечь в сердцах подданных, призывая их встать на защиту родины, и неплохой меткостью. В конце 1895 году негус выступает в поход, намереваясь отстоять независимость страны

[img]"[/img]


[img]"[/img]

Итальянцы слишком поздно поняли, что недооценили решимость своего противника. О том, что происходит что-то скверное, они узнали лишь когда 30-тысячная армия раса Мэконнына, наступавшая тремя колоннами, оказалась неподалёку от форта, который защищали лишь 2500 человек при четырёх орудиях. Майор Тезелли, командовавший итальянским отрядом, запросил помощь у генерала Ореста Баратьери. После двухчасового боя, поняв, что подкрепления не дождаться, майор попробовал отступить – и попал в расставленную эфиопами ловушку. Африканцы расположились на склонах, с которых отлично простреливался путь, казавшийся итальянцам спасительным. Выбраться из той бойни удалось едва ли двум сотням европейцев.

Двигаясь по пятам спасавшейся бегством колониальной пехоты, эфиопы подошли к крепости Мэкэле. Взять её с ходу не удалось – тогда войска окружили форт, отрезав засевших внутри итальянцев от источников воды и пищи. 20 января 1896 года измученные европейцы выкидывают белый флаг. Надо отдать должное негусу – вражеским солдатам было позволено уйти при оружии, им даже предоставили мулов для перевозки раненых и провизии.

Первые неудачи, однако, не пошатнули самоуверенность итальянцев. Что же, понять их можно: европейцы и прежде время от времени терпели поражения от туземцев, но, в конце концов, добивались своего и устанавливали колониальное владычество. Генерал Баратьери, которому из Рима пришло категорическое требование немедленно разгромить зарвавшихся «дикарей» отверг предложение негуса о мирных переговорах и, собрав семнадцать тысяч человек, сам выдвинулся в поход


[img]"[/img]

Пренебрежительно отношение к врагу и явная недооценка талантов Менелика – вот что стало причиной настоящей военной катастрофы, постигшей итальянцев близ города Адуа. Эфиопский негус с прозорливостью многоопытного стратега точно предсказал действия итальянского генерала. Менелик выбрал удачное место расположения своей армии, которая одним фактом своего нахождения здесь сковывала возможности для действий итальянцев. Он намеревался противопоставить численное превосходство, отвагу и точный расчёт выучке, технологиям и самоуверенности европейцев – и ждал, пока те не будут вынуждены перейти в наступление. Так и вышло. Итальянцы выдвинулись четырьмя колонами, намереваясь отогнать противника. Менелик, следя за передвижением врага с помощью разведчиков, смог в деталях распланировать план сражения, предсказав, где окажутся враги.

[img]"[/img]

1 марта 1896 года африканцы атаковали головную колонну колониальных войск. Эфиопские стрелковые цепи полукругом охватили итальянскую колонну, быстро перемещались с места на место, сосредотачивая огонь на разных участках, умело стреляли на ходу. Начавшись как разрозненные столкновения, бой быстро перерос в ожесточённую перестрелку, которую эфиопы то и дело переводили в рукопашные схватки, признанными мастерами которых являлись. Европейцы были вынуждены уйти в глухую оборону, ни о каком продвижении вперёд и речи не шло. Через несколько часов кинжального огня итальянцы начали отступать, а вскоре и вовсе бежали с поля боя.

Преследуя их по пятам, эфиопские войска с ходу ударили по второй колонне. На сей раз к атаке присоединился и костяк армии, возглавляемой Менеликом II. Известно, что император принял личное участи в атаке, сражаясь наравне со своими солдатами и тем самым подпитывая их мужество. В определённый момент казалось, что у итальянцев всё же есть шанс взять верх: собравшись с силами, они организовали контратаку и на некоторое время потеснили эфиопов. Однако умелое командование Менелика и отвага его офицеров, которые, сражаясь в первых рядах, своим примером вдохновляли людей, привели к тому, что натиск итальянцев захлебнулся. Командующий второй колонной был убит метко выпущенной пулей, после чего его подчинённых охватила паника. Большая их часть оказалась перебита, лишь немногим удалось чудом прорваться сквозь кольцо окружения.

Дольше всего сопротивлялась третья колонна, схлестнувшаяся с войсками раса Мэконнына. Поняв, что бой проигран, командовавший этой частью колониальной армии генерал Дабормида принял решение отступать. Артиллерию пришлось оставить в качестве трофеев эфиопам – она только мешала. Поначалу итальянцы отходили организованно, отбиваясь от наседавшего на них противника. Однако после того, как к ним присоединились охваченные паникой выжившие из первых двух колонн, их ужас передался и остальным. Организованное отступление превратилось в повальное бегство. Генерал Дабормида был убит, экспедиционный корпус итальянской армии прекратил своё существование. Победители начали форменную охоту на незваных гостей.


[img]"[/img]

Менелик II и его люди заплатили за свободу Эфиопии цену в четыре тысячи убитых. Однако это не шло ни в какое сравнение с потерями итальянцев: на поле боя они оставили одиннадцать тысяч трупов, почти четыре тысячи европейцев попали в плен. Это была настоящая военная катастрофа, заставившая Рим надолго отказаться от своих завоевательных планов относительно Эфиопии. Теперь уже негус-негести диктовал свои условия договора, напомнив всему миру, что его народ не просто горстка оборванцев-дикарей, а жители страны с древнейшей историей, культурой, традициями – и чувством собственного достоинства, которое не позволит им ни перед кем склонить голову. Он не только заставил Италию признать независимость Эфиопии, но и – в первый и последний раз в истории – обязал европейскую страну выплатить контрибуцию африканской державе

Авторитет Менелика II после памятной победы взлетел до небес. В последующие годы он продолжил завоевательные походы, в три раза увеличив территорию своего государства и наконец-то восстановив целостность Эфиопии, защитив её от печальной перспективы превратиться в колонию. Прославился император и своей реформаторско-просветительской деятельностью: по приказу негуса по всей стране строились дороги, открывались школы и больницы. Даже сегодня, несмотря на свержение монархии, соотечественники чтят память монарха, а 1 марта, день победы при Адуа, считается национальным праздником

Наш паблик: https://vk.com/kaiserundallah

Источник

Loading...

Loading...

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

х